Попов Н.А.: "Сущность времени и его величины".

Тема в разделе "Флейм", создана пользователем Admin, 27 янв 2004.

  1. Admin

    Admin
    Expand Collapse
    Administrator

    Репутация:
    1
    Регистрация:
    26.01.04
    Сообщения:
    547
    Симпатии:
    1
    В этом топике можно оставлять свои комментарии к статье Попова Н.А: "<a href="http://filosofia.ru/70501/" target="_blank">Сущность времени и его величины</a>". Книга: Сущность времени и его величины или недостающий аргумент в споре здравого смысла с теорией относительности. (Обновлено).
     
    #1 Admin, 27 янв 2004
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  2. Admin

    Admin
    Expand Collapse
    Administrator

    Репутация:
    1
    Регистрация:
    26.01.04
    Сообщения:
    547
    Симпатии:
    1
    Комментарии к этой статье со "старого" форума (много, но всё по теме):

    Тихий Анатолий Викторович (Незарегистрированный) Написано: Окт. 19 2003,23:16

    Уважаемый господин Попов. В качестве комментария к вашей статье предлагаю свою:

    А.В.Тихий.
    О сущности феномена времени ("стрела времени" в контексте философии Всеединства).

    Феномен времени самый загадочный и притягивающий в окружающей человека действительности. Нет ничего проще времени и нет ничего более сложного для понимания. Как сказал Аврелий Августин: "Что же такое время? Если никто меня об этом не спрашивает, я знаю, что такое время, если бы я захотел объяснить спрашивающему нет, не знаю". Необратимость потока времени, поглощающего всё сущее, завораживает. А парадоксальность его проявлений, как сиюминутной мгновенности настоящего с одной стороны, и умозрительно бесконечной длительности прошлого и будущего с другой, побуждала к творчеству многих мыслителей, породив множество интерпретаций сущности этого феномена. От простейших образов необратимого линейного времени до пространственно-временной четырёхмерности Эйнштейна и энергетической материальности времени у Козырева. Однако первой формой интерпретации этого феномена была всё-таки Вечность. В архаических мифологических трактовках - это циклический круг вечного повторения сакрального цикла бытия, Великого Года или Великого Дня Мира, постоянно возобновляемого священными действиями сначала богов, а затем и людей, ритуальным образом повторяющих ход событий "начала времён". К числу древнейших интерпретаций относится и ведическая трактовка времени, как вечно длящегося мгновения настоящего, текучая протяжённость которого есть процесс воплощения и последующего инерционного существования иллюзорности, мнимости майи, - концепция, которую в дальнейшем развивал буддизм при негативном отношении к этой мнимости. Такая интерпретация времени основывалась на целостном восприятии действительности и с полным основанием может считаться началом философии Всеединства.
    При описании реальности в системе категорий философии Всеединства, как глобальной самозамкнутой непрерывности, которая размножается и структурируется в процессе её самоопределения и дифференциации, феномен времени находит своё вполне однозначное толкование. И оно, по сути, совпадает с древнейшими ведическими трактовками. Его можно сформулировать так: время это вечно длящееся мгновение настоящего, в котором существуют все локальные целостности, пока они удерживают своё внутреннее единство, и поскольку они его удерживают, противостоя восстановлению глобального Всеединства. Не случайно Талмуд гласит: "Вы говорите - время идёт. Безумцы - это вы проходите". Эффект длительности, "стрела времени" есть следствие несамодостаточности всякого локального бытия, его принципиальной незамкнутости, открытости. Она проявляется процессами обмена энергией и веществом каждой локальной целостности и со своим внешним окружением (запредельем), и между частями самой этой целостности.
    В данном контексте, при рассмотрении глобального Всеединства, как самоопределяющейся непрерывной возможности, суть времени можно определить и так: это процесс реализации возможности и превращения её в действительность. Будущее, как возможность, перспектива через настоящее становится прошлым - реализовавшейся действительностью. При этом возникает образ потока реализации времени с направлением движения противоположным общепринятому. Из будущего, первоначально являющегося открытой неструктурированной неопределённой возможностью, оно, определяясь в настоящем, течёт в прошлое, где и "застывает", становясь материей, веществом. Т.е. будущее, как открытая неопределённая возможность (энергия), овеществляясь путём поверхностного самоопределения и структуризации, локализируется, конкретизируется.
    Соответственно длительность времени связана с локальностью, конечностью всякого бытия, всякого существования. Или иными словами, длительность времени, это проявление состояния напряженного удерживания (воспроизводства) внутреннего единства локальной целостности, которое является состоянием мгновенного локального всеединства, при его завершении внешним образом путём включения элементов внешнего, запредельного бытия либо в виде процесса ротационного замещения внутренних элементов внешними, либо в виде трансляции внешнего через внутреннее. Этот процесс, по сути, есть балансирование на грани удерживания одновременно и локального и глобального Всеединства путём поочерёдного прохождения через фазу его утраты. Когда едина локальная целостность, то нарушается глобальное Всеединство, а когда восстанавливается глобальное Всеединство, утрачивается локальное. Тем самым, время, как длительность, есть процесс существования локальной структурированной целостности во взаимодействии с её запредельем (средой существования). Внешнее глобальное запределье, окружающее локализированные целостности, является источником дополняющей их возможности, упорядоченное взаимодействие с которой и её трансляция по внутренним структурам (с одновременной ротацией этих структур) есть способ существования этих целостностей. Вследствие этого взаимодействия происходит фазовое изменение состояния элементов структуры данной целостности, в первом приближении являющейся последовательной ротационно-трансляционной цепью. Т.о. длительность времени суть проявление длительности и внутренней множественности самих локальных структур, динамическим образом сохраняющих свою целостность.
    Если внимательно присмотреться к способу существования живых существ, то можно заметить, что они существуют по законам, противоположным законам существования косной материи. Живое не подчиняется причинно-следственным законам в буквальном их понимании. Всё живое занимается обеспечением своего будущего именно в этом суть всех процессов жизнедеятельности, начиная с дыхания и питания. Тем самым будущее, традиционно понимаемое как следствие прошлого, оказывается субъективной причиной деятельности живого в настоящем. Живое, опираясь на имеющуюся структуру (материальную и информационную базу) и наращивая её, подготавливает своё будущее. Оно проектирует (проецирует), подготавливает его, используя прошлое имеющуюся структурированную возможность (материю) как фундамент, рабочий материал, средство достижения дальнейшей перспективы - и благодаря этому и проецируется в будущее, формирует его. Однако это будущее обязательно неким образом должно присутствовать в настоящем - как перспектива и потребность дальнейшего бытия, как энергия, как цель, как план и программа и т.п.
    Существование же косного вещества по своей сути есть инерционное удерживание сохраняющейся формой и структурой частичной целостности элементами исходной самовоспроизводящейся целостности, после распада её единства. Иными словами вся неживая материя есть в буквальном смысле слова материя мёртвая, т.е. это останки некогда живых целостностей. А минимальные структурные элементы вещества пределы его делимости - это простейшие формы локальной определённости, простейшие структуры поверхностно определённой возможности, являющиеся, соответственно, пределами возможного распада каждой сложной локальной целостности.
    Можно сформулировать первый итог вышеизложенных размышлений. "Стрела времени" это процесс пребывания всех локальных целостностей в состоянии определённости, в границах, разделяющих бытие на внутреннее и внешнее. Или говоря иначе это удерживание состояния целостности путём воспроизводства (или инерции) состояния локальной определённости. Это обстоятельство означает, что должно воспроизводиться состояние локального самозамыкания при наличии глобального Всеединства, которое становится множественным внешним запредельем для каждой локальной целостности. Такое возможно лишь частичным образом - при динамическом включении элементов запределья в состав локальной целостности с последующим ротационным (как замещение) или (и) трансляционным (как перемещение) там их пребыванием. Т.е. "стрела времени" это состояние балансирования на грани разделённости, отделяющей внутреннее от внешнего. Это балансирование является процессом воспроизводства и развития структуры самовоспроизводящейся локальной целостности, которое обеспечивается процессом воспроизводства и усложнения структур внешнего бытия. А в случае мёртвой материи - состоянием инерционного удерживания частичной локальной структурированности, обуславливающегося существованием структурированного внешнего запределья. Такое балансирование определяет связь времени, энергии (массы) и информации (энтропии) для каждой локальной целостности в системе "локальная целостность - внешнее окружение". Состояние удерживание локальной структурированности (не говоря уже об её усложнении), обеспечиваемое напряжением всё соединяющей целостной сжатости, является лишь одной стороной процесса воспроизводства поверхностной определённости. Внешним продолжением напряжения локальной сжатости будет запредельное (отповерхностное) расширение, соответствующее тепловому инфракрасному - излучению и расширяющемуся пространству разрастающейся множественности глобального запредельного Всеединства.
    Таким образом, симметрия математического описания термодинамических процессов относительно времени является результатом того, что оно фиксирует некую структуру, возникающую в результате реализации возможности глобального Всеединства в процессе её разделения и локализации. Т.е. это описание отражает зеркальный баланс возможности, как энергии, переходящей в возможность, как структуру. А поскольку в глобальном Всеединстве структурой является вся множественность бытия, то не только наращивание, но и любое изменение порядка этой множественности будет новой структурой. Иначе говоря, перераспределение энергии и изменение упорядоченности множественного бытия, как распад одних локальных целостностей и формирование других, есть процесс его самоотражения с односторонним направлением накапливаемых изменений вовнутрь. Тем самым подтверждается первоначальная концептуальная установка понимания времени, как вечного мгновения настоящего, в котором происходит поверхностное самоопределение возможности, отделяющее будущее от прошлого. И понимания прошлого, как структурированной, определённой возможности овеществлённого бытия, а будущего - как неопределённой возможности - энергии настоящего, динамической составляющей реальности, которая является её ещё неструктурированной изнанкой.
    В соответствии с вышеизложенным, каждое отдельное бытие и вся бесконечная множественность локальных целостностей является не состоянием, а процессом непрерывного становления, непрерывной актуализации (определения) потенциальной возможности трансляцией чередования состояний определённости и неопределённости (вещества и энергии). Именно это непрерывное становление (и распад) множества локальных целостностей, их воспроизводство, как процесс взаимного определения и структурирования (всегда направленного вовнутрь как локальных целостностей, так и глобального Всеединства) проявляется феноменами "стрелы времени" и доминантой эволюции, как наращивания структурной сложности, в глобальном развитии.
    Однако при рассмотрении сущности времени с точки зрения Всеединства необходимо учитывать ещё один момент. Всеохватывающая полнота бытия, как вечное мгновение настоящего, текучая вечность Всеединства, предполагает глобальное единство всего прошлого и будущего для каждой Его локальной части локальной целостности. Иначе говоря, в каждом мгновении бытия каждой локальной целостности присутствует весь массив прошлого и будущего Вселенной, Мира т.е. проявляется голографический принцип Бытия "всё во всём". В таком контексте реальность можно рассматривать как процесс продвижения по глобальной целостности Всеединства фронта поверхностного самоопределения, разделяющего поверхностно замкнутые структуры и их общее глобальное запределье (изнанку этой поверхности), которое является состоянием расширения наращиваемого множества локальных определённостей запредельной отповерхностной расширенностью, - что и проявляется "стрелой времени". Поскольку этот процесс, по сути, является структуризацией Всеединства вглубь т.е. движением к общему центру Бытия то он будет соответствовать глобальному единству всего процесса структуризации, что проявляется однонаправленностью (одномерностью) времени и континуумностью, неразделимостью пространства-времени вечно длящейся мгновенностью настоящего.
    Элементы распадающихся целостностей формируют косную материю, образующую некое глобальное прошлое, глобальную структурированную возможность запределья, являющуюся одновременно с этим опорой, фундаментом живого самоопределяющегося бытия, на поверхности которого и совершается процесс поверхностной локализации и реализации открытой неопределённой возможности. С учётом того, что глобальная поверхность самоопределения возможности носит односторонний характер, глобальное запределье инерционным образом существующих локальных целостностей некоторым образом является их общей изнанкой внутренним неструктурированным пространством элементов локализированных целостностей. В соответствии с этим обстоятельством глобальное запределье, как внешняя расширенность, содержит в себе изнаночным, отрицательным образом структуру реальности (прошлое). Её вычтенное присутствие в перспективе внешнего запределья формирует будущее, проявляющееся структурированностью энергетической составляющей настоящего.
    При таком отражённо-проекционном характере формирования реальности есть место для ритмических закономерностей в реализации исторических процессов. Возможно, таково происхождение и закономерностей, обнаруженных О. Шпенглером и Л. Гумилёвым, а также группой А. Фоменко. К сожалению, в последнем случае исследователи сильно поторопились с интерпретацией обнаруженных закономерностей, чем нанесли непоправимый вред степени серьёзности отношения к полученным результатам. Проверка традиционной хронологии на предмет обнаружения в ней иных типов закономерностей и симметрий, а не только бросающихся в глаза трансляционной и зеркальной (относительно начала нашей эры: крестовые походы троянская война и нашествие "народов моря"; венецианская морская держава минойская цивилизация и т.д.), но и антисимметрии с учётом качества тенденций развития событий позволяет увидеть ещё больше интереснейших закономерностей, причём и в ближайшем прошлом. Взять хотя бы ХХ век. 1914- начало 1-й Мировой войны, 1986- начало горбачёвской разрядки; 1919- конец 1-й Мировой, 1981- предельное обострение отношений СССР - США, Афганский кризис; 1938- Мюнхенский договор, 1962- Карибский кризис; 1939- начало 2-й Мировой войны, 1961- хрущёвское потепление отношений с США; 1945- конец 2-й Мировой, 1955-6 обострение международной обстановки, Суэцкий кризис, Венгерское восстание; 1947- Фултонская речь Черчилля, начало холодной войны , 1953- конец Корейской войны. Такая же закономерность прослеживается и в истории России: 1905- начало революции, 1995- стабилизация режима Ельцина; 1907- завершение революции, столыпинская реформа, 1993- политический кризис, бои в Москве; 1909- окончательное завершение стабилизации царского режима, 1991- распад СССР; 1917- Февральская революция и октябрьский переворот, 1983- андроповская попытка консервативного обновления режима.
    Эти качественно антисимметричные соответствия событий, носящих глобальный характер, можно прослеживать ещё очень долго. Обнаружение подобных закономерностей заставляет усомниться в предложенной гипотезе короткой истории. Скорее всего, было обнаружено нечто гораздо более интересное наличие структурных закономерностей, формирующих человеческое пространство-время, проявляющихся временными ритмами бытия. Т.е. авторы исследования обнаружили наличие механизма реализации основы бытия в его конкретных человеческих проявлениях, однако всё испортили поспешной линейной интерпретацией полученных результатов.
    Осмысление феномена времени и других проявлений действительности в контексте Всеединства и целостности Мира придаёт характер диалектической парадоксальности восприятию обыденной повседневности. А постижение сути очевидного и механизмов его реализации открывает новые перспективы и возможности для человеческого существования.

    Ефим (Молодой пользователь) Написано: Окт. 20 2003,20:53

    Спасибо за статьи, прочитал с удовольствием. Будьте добры, Тихий Анатолий Викторович, как я вижу, в конце, вы описали разные энтогенезные, герметичные, и др. симметрии, но всё же
     
    #2 Admin, 16 фев 2004
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  3. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Уважаемый Николай Андреевич!
    Спасибо за Вашу работу!
    Аргументированный Удар "по мистификации 20-го века"!
    А как дела обстоят с продвижением работы?
    А каково истинное  абсолютное пространство-время?
     
    #3 Anonymous, 10 авг 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  4. Психиатр

    Психиатр
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    4
    Регистрация:
    31.08.05
    Сообщения:
    151
    Симпатии:
    2
    Цитата (Guest @ 10.8.2005, 18:08)
    К уважаемым мною ученым людям есть вопросы? Если сочтете, что не стоит тратить времени на них я всё пойму.

    В "далеком" 1986 году. При прохождении службы в рядах СА в Афганистане (в качестве военного фельдшера), со мной случился случай, и я наблюдал эффект замедления движения в пространстве всего в том числе и собственного движения. Не буду вдаваться в подробности. Феномен на слуху и происходит со многими. Много лет спустя, уже обладая большими навыками в области некой новой науки я приобрел навык повторять озвученное по собственному желанию в любое время. Итак вопрос.
    Дайте пожалуйста ваше теоретическое описание сего феномена.

    И второй вопрос. Что на ваш взгляд произойдет с феноменом под названием время после вашей смерти?
     
    #4 Психиатр, 4 сен 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  5. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Вопрос, возникший по ходу прочтения:
    Цитата Тем самым будущее, традиционно понимаемое как следствие прошлого, оказывается субъективной причиной деятельности живого в настоящем.
    Я так понял, что автор согласен с таким традиционным пониманием. А есть ведь примеры т.н. "фантомного влияния" будущих вероятных событий на события настоящего. Например, так и не реализованный проект дома советов (это небоскреб с памятником В.И. Ленина на самом верху в г. Москве) обусловил появление кольца из высоток (здание МГУ, дом на Котельнической набережной, МИД и т.д. все не помню). Получилось, что "открытая неопределенная возможность (энергия)", совершенно не овеществленная, обусловила конкретизацию и последующее "застывание" огромных груд материи...
    Хочу услышать комментарии по этому поводу :)
    Заранее, спасибо.
     
    #5 Anonymous, 7 сен 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  6. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Извините за оверквотинг в предыдущем ответе, получилось это случайно, я не хотел. Решил вот конкретизировать свои сомнения по поводу теории изложенной в обсуждаемой статье:
    Мысли вот мелькают у Вас же про то, что «живое не подчиняется причинно-следственным законам в буквальном их понимании», мне кажется, это все надо бы поподробнее развить.
    Хочется отметить все же, что явно не всегда «живому» удается сформировать будущее, опираясь только лишь на имеющуюся структуру (материальную и информационную базу). Если «живое» будет заниматься только лишь «наращиванием материальной и информационной базы» и подготовкой будущего, то как раз возрастает риск максимально скоро стать частью «структурированного прошлого». «Живому» свойственно как раз рисковать (это свойственно не только человеку) и совершать нелогичные поступки. Нелогичные как раз с точки зрения накопившегося опыта якобы «застывшего» прошлого. Почему-то эта особенность сохранилась, несмотря на миллиарды лет эволюции. Логика в таких поступках есть, и фундамент таких поступков лежит всецело в будущем. Когда кто-то рискует по-настоящему, то никакой опоры на прошлый опыт он не ищет, а даже наоборот иррациональным образом его (прошлый опыт) отвергает. Перед глазами рискующего лишь образ будущего, которое в 50 случаях из 100 актуализируется в соответствии с этим образом. Ясное дело, что для оставшейся половины этих «сорви голов» образ будущего остается несбывшейся мечтой. Точно то же самое можно сказать и о тех, кто опирается на якобы «материализовавшееся прошлое»: в 50 случаях из 100 будущее актуализируется в соответствии с их ожиданиями. Другой половине «не везет» по одной простой причине: чтобы повезло, нужно учесть весь актуализировавшийся на момент принятия какого-то решения опыт прошлого. Думается, что это не всегда под силу для ума «локальной целостности».
    Я пытаюсь подвести вот к какой мысли: в будущем тоже (как и в прошлом) есть достаточно «весомые» «куски материи» причинно обуславливающие то настоящее, которое все же актуализируется. И, похоже, надо признать еще и «зеркальную» истину, что в прошлом тоже (как и в будущем) есть неопределенность.
    Идея настоящего, как «фронта поверхностного самоопределения» очень красива, но я предлагаю в свете изложенных выше мыслей «разомкнуть» поверхность «поверхностно замкнутых структур» в бесконечную незамкнутую мембрану. Это, конечно, сразу уничтожит идею «центра бытия» и идею однонаправленности «стрелы времени», но все остальное, вроде, остается. Энергия есть и в прошлом и в будущем и косная материя тоже. Там, где есть «живое», и со стороны прошлого и со стороны будущего «хлещет» энергия или, скажем так, с одной стороны энергия, с другой анти-энергия. Там, где мертвая материя, материя и в прошлом и в будущем. Настоящее – это взрыв на пересечении двух встречных потоков материй.
     
    #6 Anonymous, 7 сен 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  7. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Зацепили Вы меня этой темой.
    Еще мысли появились.
    Проскользнула в статье аналогия с законами линейной перспективы применительно к рассмотрению вопросов соотношения прошлого, будущего и настоящего. На самом деле аналогия гораздо более глубокая, чем просто словесная иллюстрация в подтверждение теории. При чем, если глубже вникнуть в смысл этой аналогии, то есть опасность опровергнуть всю красоту теории. Закон-то линейной перспективы гласит, что в одну точку на линии горизонта сходятся параллельные линии. Понимаете, получается, что все же картина мира зависит от направления взгляда наблюдателя. Вы «направили взгляд» в будущее и увидели именно там иллюзорную «точку схода» параллельных линий, которую назвали «центром бытия», в который якобы все сжимается. Если бы вы направили взгляд в прошлое, то увидели бы «пугающую перспективу» и в нем. Тоже увидели бы «точку схода», наверное назвали бы ее истоком, «началом времени» или еще как-нибудь. При таком противоположном по направлению взгляде Вы бы постепенно пришли к совершенно противоположным выводам о соотношении определенности/неопределенности, рассматривая прошлое и будущее. Понимаете, получилось бы, что любое событие в будущем жестко и однозначно обусловлено неуловимой бесконечной вибрирующей сетью причин «сидящих» в прошлом. Страшное «открытие» тогда произойдет: вероятностный характер будущего – это миф! Чем больше деталей и нюансов причинно-следственных связей Вы будете обнаруживать в прошлом, тем отчетливее будет ясность того, что события могли развиваться только так, как это и произошло, а не иначе.
    Если Вы повернетесь «лицом» в сторону прошлого, то увидите такую же неопределенную сложнейшую вибрирующую сеть связей тянущуюся в иллюзорную точку «начала времен», с которого якобы вся эта причинно-следственная каша и началась, а за Вашей «спиной» тем временем будет бесконечно расширяющееся от поверхности настоящего «окаменелое» совершенно однозначно определенное будущее. Картинка страшноватая, вроде.
    Но если вернуться к той картинке, которую «нарисовали» Вы, то она не намного более оптимистичная. Она напоминает древний страшненький миф о боге Хроносе, любившем лакомиться собственными детьми. Пересказан этот миф «своими словами» в качестве той самой «сказочки перед сном» (С) Омар Хайам.
     
    #7 Anonymous, 8 сен 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  8. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Цитата Именно это непрерывное становление (и распад) множества локальных целостностей, их воспроизводство, как процесс взаимного определения и структурирования (всегда направленного вовнутрь как локальных целостностей, так и глобального Всеединства) проявляется феноменами "стрелы времени" и доминантой эволюции, как наращивания структурной сложности, в глобальном развитии.

    Эта цитата, на мой взгляд, немного проясняет причину появления «нового» мифа о времени, как о неком беспощадном пожирателе всего сущего, оставляющем за своей спиной горы «разлагающихся трупов» (т.н. самоопределившихся уже локальных целостностей) и груды холодной «окаменевшей» материи.
    Сейчас небольшое лирическое отступление для того, чтобы было понятно, о чем пойдет речь дальше.
    Картина, изображенная в цитате, «выглядит» или звучит очень правдоподобно, выпукло и впечатляюще. Причина в том, что изображена эта картина, если следовать опять же предложенной автором аналогии, с использованием законов линейной перспективы. Линейная перспектива – это «коническая» проекция, которая получается пересечением лучей, исходящих из точки наблюдения, с «картинной плоскостью». Да, изображение получается «похожее» визуально на реальность, но при этом субъективное, зависящее от положения «точки наблюдения», направления взгляда наблюдателя, величины угла при вершине конуса лучей, исходящих из точки наблюдения. Ортогональная же проекция не так «похожа» с виду на реальность, зато отражает реальность более «объективно», т.е. безотносительно к свойствам «локальных» точечных наблюдателей. Почему не абсолютно объективно? Потому что ортогональная проекция зависит от положения плоскости проекции по отношению к тому, что на нее проецируется (или наоборот). Так или иначе, ортогональная проекция часто дает больше информации о реальной природе изображенного объекта, чем перспективная проекция. Перспективные проекции зданий архитектор показывает заказчикам, чтобы порадовать их глаз и иногда чтобы повлиять на процесс принятия решения, а ортогональные проекции выдает на руки строителям, чтобы они возводили эти здания.
    Скажу такую вещь, на всякий случай, что изображать то, что видишь сам, используя перспективную проекцию, считается гораздо сложнее технически, т.е. это требует определенного мастерства и таланта от автора картины. Я это говорю, чтобы автор статьи вдруг не воспринял вышеизложенные выкладки, как упрек в необъективности. Надо понять, что если я скажу, что нарисованная автором картина субъективна, то это, скорее, комплимент. Картина по настоящему завораживающе красива сама по себе и как любое произведение искусства оказывает мощное влияние на преобразование действительности.
    Понять надо одну простую вещь, что любая теория, объясняющая действительность, (как и любое произведение искусства, изображающее действительность) представляет собой диалектическое единство сходства и различия с этой действительностью. Почитать об этом можно С. Шабоук «Искусство, система, отражение».
    Я рад, что автор избежал холодного и беспристрастного «препарирования» изучаемого предмета (хотя можно и таким путем пойти) и рассмотрел все с позиции человека, т.е. одного из нас, да еще сделал свою модель динамичной или «анимированной».
    Вернемся все же к проекциям.
    Хронологически использование ортогональных проекций отмечено уже в глубокой древности, а линейную перспективу в живописи и графике сознательно использовать стали, якобы, только в эпоху возрождения. Кстати, явно не случайным совпадением является тот факт, что эпоху возрождения называют эпохой человеко-центризма. В мировоззрении эпохи возрождения человек – центр вселенной, все «лучи» сходятся в «точку» под названием человек, а человек наблюдает за всем вокруг себя, т.е. понимаете, логично, что именно тогда и смогли сформулировать четкие законы построения линейной перспективы (считается, что перспектива любых параллельных линий была изложена Убальди в 1600 г. до него Серлило смог описать лишь законы линий, расположенных перпендикулярно к «картинной плоскости» или расположенных под углом 45 градусов к ней).
    Принято считать, что возрождал ренессанс идеи античности (когда собственно и появился миф о Хроносе, к слову сказать). Древних греков называли «народ скульптор», понимаете они тоже чрезвычайно «выпукло», «сочно» и «полновесно» ощущали то, что автор статьи зовет «локальными целостностями». Именно это и явилось первоисточником таких успехов античности в скульптуре. В античной живописи, которой дошло очень мало (фрески в жилых домах в Помпее сохранились и вазопись), люди изображены весьма реалистично, чувственно, но перспективы линейной нет. Считается, что греки до нее «не дошли». Греки по-своему лихо решили проблему невозможности непосредственного чувственного восприятия бесконечного пространства: они просто не обращали на него свое внимание. Вместо этого они все внимание концентрировали на каждой конкретной вещи или человеке (локальной целостности, короче). Если остановить древнего грека и спросить у него врасплох, что всех нас окружает, то он начнет перечислять все осязаемые предметы, людей, животных и т.д. Вряд ли он скажет что-то о воздухе, космосе, бесконечности, «Всеединстве» и т.д. Мир для него – это сумма вещей, между которыми ничего нет или между которыми есть «ничто». Принято считать, что до такой степени абстракции, чтобы поставить знак равенства между «ничто» и бесконечностью, нормальные среднестатистические древние греки не доходили (о чем свидетельствует изобразительное искусство, скульптура и архитектура. Источник «Теория архитектуры» А.И. Некрасов). Древние греки жили в «уютном» пространственно конечном мире, в котором само пространство воспринималось пластически (оно есть только на границе замкнутых целостностей), поэтому спросите древнего грека о времени,  учитывая особенности его мировосприятия, и поймете, во-первых, почему он персонифицирует время в лице бога Хроноса (потому что он персонифицирует и все остальные явления, т.к. если нет конкретных пластически осязаемых форм, то нет ничего или есть «ничто», т.е. чтобы начать обсуждать что-либо, надо присвоить этому чему-то конкретную пластическую форму, иначе нечего будет обсуждать). Во-вторых, понятно станет почему Хронос такой нелицеприятный.
    В эпоху ренессанса в бесконечность начали вглядываться и обнаружили простой способ «борьбы» с ней – линейная перспектива. Если в реальном пространстве две параллельные линии пересекаются в бесконечности, т.е. в какой-то неопределенной точке, то по законам линейной перспективы: две параллельные линии пересекаются в совершенно конкретной и определенной точке на линии горизонта. Эту точку пересечения элементарно можно определить, зная положение «наблюдателя» и «картинной плоскости».
    Впечатление такое, что человек  античности и ренессанса испытвает страх перед возможностью увидеть и понять бесконечность во всей полноте. В эпоху античности этот страх велик на столько, что в сторону бесконечности боятся даже бросить взгляд, а в эпоху ренессанса поспешили чуть не первым делом избавиться от неопределенности бесконечности, сделав на нее «дружеский шарж», по которому все ее сразу узнают и т.к. это шарж, то никто не разбегается от него в страхе. Человек ренессанса сидит в маленькой «уютной коробочке» сделанной из «картинных плоскостей» и наблюдает за проекциями бесконечности на стенах этой коробочки.
    Вернемся наконец-то к «современному» нам видению представленному в статье. Можно сказать, что оно близко к видению человека ренессанса, только вместо коробочки сфера, тоже, правда, «уютная». Т.к. новое «видение» дано в динамике, т.е. как бы анимация сделана своеобразная, то можно прийти к выводу, что с каждым следующим мгновением сфера становится все «уютнее» и «уютнее». Желание забраться опять в такую же уютную замкнутость (сродни, кстати, желанию забраться обратно в утробу матери) продиктовано тем же самым страхом современного человека перед возможностью осознать бесконечность. Тот же страх, что был и у древних греков и у человека ренессанса.
    Проблема в том, что теория рожденная от страха, сама в результате порождает в конце-концов тот же самый страх перед тем же самым.
    Я могу сказать, как, на мой взгляд, нарисованная анимированная картинка выглядит «с боку» в разрезе (ортогональной проекции), если редуцировать бесконечную сложную поверхность настоящего до плоской, разомкнутой, бесконечно протяженной мембраны. Тогда Вы являетесь «точкой», принадлежащей этой «мембране». Будущее и прошлое «излучаются» в два противоположных направления от поверхности этой мембраны (если Вам легче видеть творческое начало в прошлом и будущем, а в мембране лишь пассивную роль «фотопленки», фиксирующей излучения, тогда наоборот мембрана образуется в результате встречи «излучения» и «анти-излучения» прошлого и будущего).
    Теперь Вы решили осознать, что же такое будущее. Для этого «вы отходите» (позже объясню зачем здесь кавычки) на некоторое расстояние от мембраны, как от зеркала, чтобы в него посмотреться. Объясняю кавычки: Вы не сами отходите, а «отправляете в прошлое» «наблюдателя» - вашу ментальную проекцию, чтобы она «опираясь на фундамент» материализовавшегося прошлого могла увидеть свое «неопределенное» отражение в будущем. «Зеркальное отражение» «наблюдателя» таким образом оказывается в будущем. Это отражение в будущем вашей собственной ментальной проекции в прошлое на прямую зависит от положения «наблюдателя». В этой опосредованной зависимости заключается кажущаяся неопределенность «зеркального отражения». Обратите внимание, что Вы сами всегда остаетесь в настоящем, т.е. всегда на пересечении линии «наблюдатель» - «его отражение», с плоскостью мембраны настоящего. Чем дальше от настоящего будет уходить наблюдатель в сторону «большого взрыва», с которого, якобы, все началось, тем ближе «наблюдаемый» будет к «центру бытия», в который, якобы, все сжимается. Получается, что «с боку» сразу видна искусственность всех этих умозрительных конструкций типа «большого взрыва», «центра бытия», «однонаправленной стрелы времени».
    Эффект самозамыкания поверхности мембраны и превращения ее в сферу – искусственный и продиктован желанием «наблюдателя» «осмотреться» во все стороны вокруг себя. Нарисуйте на бумаге схему с описанным ортогональным разрезом и поймете к чему это приведет. Когда угол при вершине «конуса», образованного лучами направлений взгляда, превысит 180 градусов получится, что «наблюдатель» смотрит в бесконечную пустоту прошлого. Он начинает испытывать страх перед «ликом» этой пустоты. Как же так: до этого, все расширяя угол зрения (раздвигая границы познания), «наблюдатель» все время видел свое «отражение», а ,расширив, свыше 180 градусов, вдруг видеть это отражение перестал, а увидел пугающую пустоту. Непорядочек. Надо бы как-то исхитриться, чтобы снова за всей этой пустотой увидеть такое же «отражение», как и раньше (до того как «угол зрения» стал больше 180 градусов). Для этого проделывается достаточно простая манипуляция: бесконечная разомкнутая «картинная плоскость» мембраны превращается в замкнутую сферу с центром в точке «наблюдатель». Теперь «наблюдатель» доволен: ему не так страшно, а даже «уютно», как в утробе собственной матери. Куда бы не бросил взгляд наблюдатель, видит он свое собственное отражение. Но уютно до поры до времени. А именно до той поры, пока он не начинает понимать что сам же оказался в ловушке им же самим и придуманной. Эта адская «ловушка» ежесекундно уменьшается в размерах и сфера редуцируется  до бесконечно «тесной» точки, названной «центром бытия». После этой точки очередной «большой взрыв» и снова здорово… Приехали, за что боролись, на то и напоролись. Опять хренова бесконечность теперь уже циклов сжатий до «центра бытия» и расширений «большого взрыва». Автор уже предчувствует подступающую очередную фобию перед очередной пугающей бесконечностью и заранее начинает себя и нас успокаивать, что каждый новый виток цикла – это нечто структурно новое. Вы уже сами догадались, что будет «пугать» дальше уже при таком подходе.
    В заключение хочется сказать, что хоть мы и склонны ставить себя как бы выше древних греков и как бы выше человека ренессанса в силу того, что мы расширили «угол зрения» до величины близкой 180 градусам, и увидели такую вот потрясающую воображение картину, в итоге наш умозрительный «наблюдатель» отошел от истины бесконечно далеко в отличие от древнего грека, который «касался носом» этой истины. Понятно, что «наблюдатель» отошел так далеко именно для того, чтобы увидеть истину целиком, а чтобы увидеть предмет бесконечных размеров, надо бесконечно далеко отойти.
    Редуцированное по сравнению с нами восприятие древнего грека «сфокусировано» до такой степени, что его можно почти сравнить с одним единственным лучом, исходящим от «наблюдателя» древнего грека и сразу же упирающегося в «картинную плоскость». Это и порождает такие острые болезненные ощущения грека от бесконечности. Прямо перед собой грек видит бесконечную обжигающую плоскость огня, а спиной он касается бесконечно холодной черной тверди «тьмы». Наличие чернофигурной и краснофигурной вазописи говорят о том, что древний грек все же поднимался до такой же степени абстракции, что «бросал взгляд» и в диаметрально противоположную сторону в сторону «тьмы». Для справки: тьма – термин до сих пор иногда применяемый для обозначения количества вещей не поддающихся быстрому подсчету (тьма народу, например). Еще для справки: чернофигурная вазопись – это черные человечки на красном фоне керамики, краснофигурная – это красные человечки, получившиеся путем закрашивания вокруг них черного фона. Еще для справки: красный цвет – символ огня. Короче, древним грекам тоже было не сладко. Они были «зажаты» между бесконечной пластически воспринимаемой обжигающей неопределенно вибрирующей толщей огня и бесконечно холодной и твердой определенной толщей тьмы. И ту и другую «страшную» сторону истины они ощущали почти непосредственно без всяких там анимированных спецэффектов, но так же не во всей полноте и от этого точно так же побаивались всего этого как и мы и «лепили карикатуры» на бесконечность и рассказывали о них такие же «сказочки на ночь», т.к. смешное или сказочное не может быть страшным, т.к. оно придумано, т.е. умозрительно сконструировано.
    Человек возрождения не «лепил карикатуры», а рисовал очень похожие «дружеские шаржи», изображающие бесконечность в виде 2-х линий пересекающихся в одной точке на линии горизонта. Потешались над этим «отражением» бесконечности до той поры, пока не поняли, что отражение-то так же потешается над своим наблюдателем. Сами попробуйте встать перед зеркалом и начать потешаться над своим отражением в зеркале. через какое-то время вас начнут «мучить» такие же подозрения на счет того, кто же и над кем потешается.
    Понять во всей полноте и пространство и время можно только редуцировавшись обратно до точки, в которой находишься сам (т.е. если посланный «наблюдатель» вернется и «слипнется» обратно с тем, кто его послал). Тогда исчезнет вся иллюзорная трехмерность картинок и вся реальность редуцируется до бесконечной разомкнутой мембраны настоящего.
     
    #8 Anonymous, 10 сен 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  9. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Я довольно долго не заглядывал на этот форум. И вообще уже не ожидал продолжения обсуждения заглохшей темы. Но тут заглянул и обнаружил новые интересные комментарии. Боюсь, что не смогу ответить соответствующим образом. К сожалению, я ограничен во времени по части возможности написания ответов и не говорю уже об их качестве. Поэтому частых и детализированных ответов не обещаю. Но как только будет появляться такая возможность – напишу.
    Разобраться с сущностью феномена времени, на мой взгляд, возможно лишь при подходе к нему в глобальном контексте. Мой первый комментарий к исходной статье слишком короткий и явно слабый. В нём нет главного – развёрнутого описания отправного пункта - собственно методологии осмысления феномена времени исходя из принципов философии всеединства (как я их понимаю). Более детально этот подход я попытался изложить в двух статьях, размещённых на этом сайте в разделе «Другие статьи»: «Образ Мира в контексте философии Всеединства» и «О геометрии Всеединства или почему пространство трёхмерно». Если коротко, то реальность рассматривается целостно, как всеохватывающая полнота бытия – всеохватывающее «множество всех множеств» действительности. Т.е. Мир - это глобально самозамкнутая система, пронизанная взаимосвязями и взаимозависимостями различного уровня глубины и сложности между отдельными объектами и явлениями, вплоть до их взаимного обуславливания. Наиболее общими известными формами этой зависимости являются пространственные и временные отношения, а в области физики – законы сохранения энергии и массы и эквивалентность массы, энергии и информации.
    В разрастающейся вглубь (в силу её самозамкнутости) глобальной мозаике бытия время является проявлением инерционного (трансляционного) характера существования всякого локального бытия, как единственного способа существования вообще. Трансляционный характер существования соответствует процессам структуризации и переструктуризации локальных целостностей, как способа поддержания своей формы и структуры, при их принципиальной несамозамкнутости.
    Рискну сформулировать наиболее общее определение: в непрерывном бытии пространство - это отношения отдельности, ограниченности, дискретности, дифференцированности, локализированности, а время есть состояние внутреннего единства этих целостностей, соответствующее непрерывно длящемуся «сейчас», вечно длящемуся мгновению настоящего, в котором всё сущее удерживается, пока сохраняет своё локальное единство и целостность. Удерживается сообща - взаимообуславливая, взаимопроникая, используя друг друга, ротационным образом обновляясь, и при этом дополнительно-противоположным образом изменяя себя и окружающее инобытие.
    Воспринимаемый нами поток времени, структурированный циклической повторяемостью каких-то фаз, этапов, состояний во всех проявлениях действительности, по сути, есть память о прошлых состояниях, опирающаяся на устойчивость пространственных и вещественных параметров локализированных элементов реальности, симметричным образом спроецированная через настоящее в дополнительную этому прошлому перспективу. Т.е. в обыденной реальности время в не меньшей степени неотделимо от пространства, чем в теории относительности Эйнштейна. Ведь субъективно настоящим мгновением мы воспринимаем достаточно длительный период, в котором происходящее воспринимается нами как одновременность: вздох, удар сердца, быстрый взгляд, дуновение ветра, звук или фраза, собственное или чьё-то действие. Реагируя на происходящее, стремясь скомпенсировать возникающий отрицательный или продлить положительный дисбаланс события, мы стремимся вернуть ситуацию в прошлое – к его началу. «Восстановить» прошлое, в котором можно было бы повторить событие, либо не допустить его. И период, достаточный для такого «восстановления», субъективно воспринимается как настоящее время. Такое положение кажется совершенно естественным, поскольку мы постоянно наблюдаем в пространственно-вещественных проявлениях реальности длящиеся события. Удерживая в оперативной памяти непрерывность процесса изменений действительности, притом, что и сами мы являемся длящимся пространственно-вещественным образованием, мы и получаем ощущение потока времени.
    Объективно время - это, прежде всего, термодинамический характер всех процессов окружающего бытия, оборачивающийся их необратимостью. Это постоянный взаимообмен локальных целостностей с окружающей их множественной реальностью энергией и веществом. Это постоянное рассеивание тепловой энергии всеми материальными объектами и связанное с этим наблюдаемое непрерывное и ускоряющееся расширение Вселенной. Вот это-то непрерывное расширение и подсказывает ещё один момент – бесконечность Вселенной не статичное состояние, не данность, а непрерывное наращивание, исчисление, достраивание, углубление бытия. Здесь заключена причина открытости глобально самозамкнутого бытия – мы постоянно дополняем этот мир до бесконечности, «убесконечниваем» его, разделяем непрерывность взаимным отражением и отталкиванием, стремясь удержать собственную форму и структуру, и наращиваем при этом новое пространство для самоопределения и локализации новых участников бытия, которых порождаем самим своим существованием и прямым, и косвенным образом. Бесконечность не снаружи, а внутри нас. Это бесконечность перспективы причинного обуславливания, которую мы все вместе и каждый отдельно проецируем вовне себя и в прошлое, и в будущее, в стремлении сохранить собственную непрерывное единство и целостность. И это не линейная и не конусная перспектива, а сначала сферическая, оказывающаяся тороидальной, вследствие её полной глобальной самозамкнутости. Это «отсубъектное» проецирование и порождает в пределе объективную реальность структур простейших, элементарных отношений определённости (элементарных частиц), которые оказываются безусловными в силу своей элементарности.
    Теперь что касается обусловленности живого в большей степени будущим, а не прошлым. В своё время Михаил Анчаров в повести «Как птица гаруда» сформулировал эту мысль так: «Разные причины у мёртвого и живого. У мёртвого причина лежит в прошлом – толчок, а у живого причина всегда лежит в будущем. Она – приманка».
    Сущность жизни – в непрерывном самовоспроизводстве. С точки зрения химии жизнь - это сложная химическая реакция, механическим образом воспроизводящая исходные условия собственного протекания. С позиций синергетики живой объект это трансляционная структура, элементарный вещественный состав которой ротационным образом меняется, а сама структура, паттерн организации – сохраняется. Используя механическую аналогию, живое можно сопоставить с самоподдерживающимся волновым пакетом, который трансляционным образом перемещается по непрерывной среде - среде обитания. Или неким самоподдерживающимся водоворотом в течении реки глобальной энерговещественной диффузии. Момент опережающего самовоспроизводства и соответствует причинной обусловленности будущим. Ведь всякое действие, направленное на поддерживание целостности и развития собственной структуры и воспроизводство среды её обитания, будет исходить из будущего, в котором данный субъект намеревается существовать. Все действия, совершаемые живым существом – от элементарных дыхания, питания и размножения, до формирования развёрнутых программ действий на перспективу (от плана постройки дома до программы построения коммунизма) - имеют своей причиной будущее, которое они призваны обеспечить, поскольку настоящее и так уже есть.
    Процесс постоянного циклического воспроизводства внутренней и внешней соотнесённости, определяющего внешнюю форму и внутреннюю структуру всякого конкретного бытия, есть единственный способ существования вообще. Ничто не существует стационарно. Ни живое, ни мёртвое. Всякое существование есть трансляция, продление внутренней и внешней определённости. Просто неживая материя существует инерционным образом, а живое – за счёт опережающего самовоспроизводства. А самовоспроизводство разумной жизни включает в себя ещё и действия по поддержанию и наращиванию необходимого уровня структурированности среды обитания во всё более разрастающихся масштабах, нацеленные на повышение устойчивости, надёжности дальнейшего существования, каким оно видится в углубляющейся перспективе всё более разрастающихся возможностей. При этом будут вполне неизбежны и логически обоснованны решения по отказу от уже используемых способов существования (структур бытия), как бесперспективных и вредных. А также изобретение и переход на новые способы бытия, возможности для которых открываются в перспективе будущего.
    Схождение к точке перспективы прошлого и будущего есть эффект сохранения единства всякого существования, как локального, так и глобального, оборачивающийся его уточнением. Т.е. расширением множественности бытия после формирования минимальных, элементарных структур определённости. Фронт настоящего, как области поверхностного самоопределения перспективы будущего, есть результат полного внутреннего (точечного) отражения напряжения глобального единства, проявляющегося и через всякое локальное единство. Поэтому поверхность, мембрана настоящего, будучи односторонней и замкнутой поверхностью Мёбиуса, оказывается бесконечной и разомкнутой - в силу её непрерывного наращивания и углубления, «утрёхмеривания». А каждый из нас оказывается локальным уточняющимся единством на этой мембране настоящего, проходящей сквозь нас, которую мы сами же и порождаем двумерным глобальным самозамыканием отточечной перспективы.
     
    #9 Anonymous, 29 окт 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  10. Скиталец

    Скиталец
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    2
    Регистрация:
    07.10.05
    Сообщения:
    64
    Симпатии:
    2
    Время является не СПОСОБОМ, а ИНДИКАТОРОМ движения.

    Если рассматривать время с позиции отдельного произвольно взятого наблюдателя, то существует только личное время наблюдателя. А другой позиции НЕ существует.

    Свойства времени - это свойства луча.

    Циклических процессов во времени не бывает, есть только синусоидальные.
     
    #10 Скиталец, 14 ноя 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  11. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Мой последний ответ снова оказался скомканным и не осветил несколько важных моментов, затронутых в предшествующем комментарии. Но сначала хотелось бы ещё раз уточнить основные положения, так сказать мою «точку опоры». Для меня базовым понятием, соответствующим простейшей, элементарной характеристике всякой реальности, любому проявлению бытия, является «единство». В это понятие я вкладываю такие качества проявлений реального бытия, как непрерывность, цельность, причинную обусловленность, взаимосвязанность объектов и явлений, частей в целом, того, что физика охватывает принципом близкодействия и законами сохранения, и что проявляется как внутренним (целостностью объектов и явлений), так и внешним (энергетической открытостью и трансляционным характером всех проявлений множественного бытия) образом. Соответственно эта характеристика оказывается исходной и при анализе всей множественной реальности, рассматриваемой в совокупности – как глобально самозамкнутого «множества всех множеств» реальности. Как в наблюдаемом ныне состоянии, так и в интерполируемых из него временных проекциях. Это понятие близко качественному содержанию понятий «Единое» у неоплатоников и «апейрон» у Анаксимандра. Однако, по-видимому, предметность (Ваш термин – пластичность) мышления той эпохи, требовала предметности первичных философских определений.
    Глобальная самозамкнутость Бытия, при всём его многообразии, является другим исходным пунктом моих размышлений. Существование в реальном мире чего бы то ни было обеспечивается причинной обусловленностью, законами сохранения и универсальным характером структурированности. И именно эти факторы бытия проявляются временной длительностью. Универсальный характер действия таких механизмов во множественном бытии может обеспечиваться лишь его глобальной замкнутостью, как системы. Включая сюда и исходное внутреннее единство всего сущего, которое только и может обеспечить какую-то степень тождественности (или хотя бы подобия) в многообразии, что собственно и определяет возможность существования взаимосоотнесённости, взаимосвязанности и взаимодействия в этом множественном мире.
    Другим базовым моментом мне видится неэлементарность «простейших» реальных объектов - «элементарных» частиц. Любой выделяющийся (выделяемый) элемент реальности есть качественная многомерность, которая не может быть качественной одномерностью. Однако минимальный объём информации, соответствующий простейшему структурному отношению всё-таки существует. И элементарные кванты энергии – существуют. Т.е. что-то простое в этом мире всё-таки есть. Однако это не какой-то, столь долго искомый, «элементарный» объект, а простейшее отношение - отношение элементарной определённости. И элементарный шаг (квант) изменчивости структуры – квант энергии. И они существуют при любом уровне структурной сложности. Ими определяются локализированность любого проявления бытия, его внешняя выделенность, ограниченность при внутренней непрерывности (дифференцированной - в объекте как целом).
    Хочется ещё раз подчеркнуть принципиальную неразрывность времени и пространства, как двух сторон единого процесса трансляции конкретного локального бытия. Трансляции локального бытия, как результата дифференциации единой глобально самозамкнутой непрерывности - процесса формирования и удерживания пределов локального единства в условиях сохранения единства глобального. Что и составляет содержание всякого реального существования: потеря энергии и необходимость её восполнения, как условие сохранения целостности; наличие полевой формы взаимодействия и материальности (дальнодействующее проявление физического близкодействия); ротационная смена вещественных носителей в процессе воспроизводства структуры живого – т.е. всего того, что увязывает существование любого конкретного бытия со всем остальным миром.
    Именно в пространственно-временной неразрывности заключена фундаментальная особенность её временной составляющей. Именно в силу этой неразрывности время не просто последовательность состояний и изменений, не простая длительность, но накопление, наращивание изменений в глобально замкнутой системе: локальное бытие – окружающее его инобытие. Ведь любое изменение, движение вообще сопровождается затратой энергии и изменением, соответственно, не только движущегося, изменяющегося объекта бытия, но и всего обуславливающего его инобытия. И потому любое конкретное бытиё есть трансляция локального единства, обеспечиваемого взаимопроникновением частей целого или его изначальной непрерывностью, дифференцирующейся в процессе развития, по Единству глобальному, основанному на универсальности энергетической связующей бытия и его простейших структурных форм.
    А теперь о вероятностном характере прошлого в той же степени, как и будущего. Я ведь не случайно в своём первом комментарии к статье Н.А. Попова затронул хронологические построения Фоменко. В них есть очень много интересных наблюдений, заставляющих задуматься, а правильно ли мы вообще понимаем процесс формирования реальности. Тем более что методологию поиска таких подобий и аналогий в массиве истории можно расширить и при этом появляются ещё более любопытные закономерности. Пример такого рода поисков приведён в том же комментарии. В свою очередь я склоняюсь к мысли, что обнаруживаемые в исторических исследованиях циклические закономерности, скорее всего, свидетельствуют о многомерном характере всей ткани пространственно-временной реальности. И в этой многомерности сосуществуют и «короткая история» по Фоменко, и привычная нам традиционная история, и эзотерическая - с миллионами лет исторического развития, Атлантидой, Му и регрессом человечества от божественного всемогущества до полной животной деградации. И всё это присутствует в нашей реальности. Всё заложено в возможности, в том, что является энергией нашего бытия. Причём проводниками этой энергии являемся мы сами. Ведь все эти структурообразующие конструкции не существуют сами по себе. Их, как и саму историю, создают и поддерживают люди, связывающие между собой отдельные события и феномены, и выстраивающие их во что-то цельное, живое, перспективное, осмысленное.
    Существовать может лишь то, у чего есть (находится) достаточное количество оснований, причин. Причём как в прошлом, так и в будущем. Человеческое (да, наверно, и любое) самосознание и в его индивидуальном, и в общественном проявлении с момента своего зарождения формирует сеть осмысленного обоснования собственного бытия, как в перспективе прошлого, так и будущего. Оно старается распространить её как можно дальше за видимые пределы - чтобы увидеть и утвердить себя в максимально глобальном контексте. Формируя при этом как виртуальное, чисто информационное пространство осмысленного бытия, так и вполне материальные структуры для долговременного обеспечивания собственного будущего. В этом основная функция нашего сознания. Поэтому человек всегда будет возвращаться к осмыслению прошлого, вплоть до Начала Мира, и пытаться заглянуть (и прорваться) в будущее, даже за черту собственной смерти. Причём любым способом – от мысленных построений, до проведения опаснейших практических экспериментов над природой и себе подобными существами, включая даже самого экспериментатора. Потому что упорядочивание окружающего бытия, преодоление хаоса неопределённости есть основное содержание и смысл не только нашего бытия, но и бытия вообще. Поскольку бытиё вообще – это длительность. Длительность определённости. А поддерживание состояния определённости в расширяющемся контексте – это изменение и развитие. Имеется ввиду как внешняя (формальная, феноменологическая), и внутренняя (структурная) определённость.
    И, естественно, время не способ движения, а его "индикатор" - т.е. то," с помощью" чего фиксируется результат процесса движения, изменения вообще. Но вот независимого ни от чего, произвольного наблюдателя в принципе не бывает. Все наблюдатели зависимы и не произвольны. Сущность времени именно в этой всеобщей взаимозависимости всего сущего. Цикличность присуща структурам любой реальности, поскольку всякая структура основана на пространственной повторяемости структурных элементов и на способе их существования, как процессе повторяющегося воспроизводства этой структуры. Линейная развёртка цикла даёт синусоиду, но это только тогда, когда время рассматривается как линейная длительность. А оно только в первом приближении кажется лучом. При более детальном анализе время оказывается "конусом" удвумеривания одномерности. Или точнее - разрастающейся многомерной поверхностью настоящего на осуществившемся бытии, прошлом, на которой возможность, как неопределённая перспектива, энергия, будущее, становится действительностью, разрастающимся структурированным пространством.
     
    #11 Anonymous, 24 ноя 2005
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2015
  12. софист

    софист
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    5
    Регистрация:
    05.03.06
    Сообщения:
    71
    Симпатии:
    3
    В начале прошлого века были широко распространены воззрения, что незыблемые и нерушимые основы науки уже созданы. Такой крупный физик, как лорд Кельвин (В. Томсон), в речи, произнесенной по случаю наступления нового, двадцатого века, сожалел о последующих поколениях физиков, которым остались лишь сравнительно мелкие доделки в воздвигнутом уже и в основном завершенном здании науки. Правда, в этой же речи Кельвин проявил и необычайную проницательность, сказав, что на чистом и ясном небосводе физики остались только два «облачка»: одно, связанное с опытом Майкельсона, другое – с изучением черного тела. Как известно, именно из этих «облачков» и возникли теория относительности и квантовая теория, и, в свою очередь, благодаря торжеству этих теорий воззрения типа высказанных в настоящее время встречаются только среди ретроградов (которых, впрочем, и сейчас не так уж мало).
    Хочу рассказать о грозовой туче, возникшей на горизонте познания. О существовании явления пророческого предвидения будущего. Современные ученые не торопятся обращать на него внимание, как говорится, пока гром не грянет…
    <a href="http://filosofia.ru/literature/emeljanov/reason.shtml" target="_blank">My Webpage</a>
     
  13. Леонтий

    Леонтий
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    0
    Регистрация:
    01.09.06
    Сообщения:
    210
    Симпатии:
    0
    Исходя из того, что сущностьювремени является движение...

    Но почему же движение является сущностью времени? Если мы говорим о движении, то мы тем самым высказывемся уже и о покое. И тогда, получается, что если тело покоится, то оно вне времени. Кроме того, движение может быть прервано и тогда, выходит, что прерывается и время. Но разве это возможно?
     
  14. Terra

    Terra
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    3
    Регистрация:
    02.07.06
    Сообщения:
    88
    Симпатии:
    3
    Мне кажется, что покоя как такового не существует просто, а то, что мы им называем - лишь иная форма движения. Поэтому движение в общефилософском смысле прервать невозможно.
     
  15. Леонтий

    Леонтий
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    0
    Регистрация:
    01.09.06
    Сообщения:
    210
    Симпатии:
    0
    «Мне кажется, что покоя как такового не существует просто, а то, что мы им называем - лишь иная форма движения. Поэтому движение в общефилософском смысле прервать невозможно».

    Хорошо, давайте допустим, что покоя не существует и все только движется. Если, далее, начать сводить одно движение на другое, то обязательно придешь к тому, что существует нечто, чье движение уже не сводится ни на какое другое, но зависит только от себя. Если такого «нечто» не существует и мы будем бесконечно сводить одно движение на другое, тогда окажется, что у мира нет границ и он беспределен. Но для того, чтобы существовать, нужно отличаться от чего-то, т.е. иметь предел. Если же у мира нет границ и я способен бесконечно углубляться в него то, получается, что мир есть нечто производое от меня. Но тогда получается, что именно я и покоюсь, поскольку при бесконечном погружение в мир всегда остаюсь самим собой. Если же у мира существует граница за которую я не могу выйти, то я обязательно приду к тому «нечто», движение которого зависит только от него самого и, допустим, я называю это «нечто» мировой душой. Но ведь то, что движет и то, что движется не одно и тоже и, значит, между ними граница. Но раз так, то мировая душа, которая имеет источник движения в самой себе, имеет границу с миром, т.е. она ограничина. Кто же ее ограничил? Поскольку никаких других источников движения кроме нее самой нет, то остается признать, что ограничила она себя сама. Но то, что пребывает ВСЕГДА в своих собственных границах разве не покоится? Таким образом покоится может только то, что движется, а двигаться только то, что покоится.
     
  16. CarbEast

    CarbEast
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    3
    Регистрация:
    04.07.06
    Сообщения:
    53
    Симпатии:
    3
    Автор статьи встаёт в коллосальную по длине очередь "исследователей", опровергающих СТО своим её непониманием. В который раз...

    И привычная в таких случаях последовательность в аргументации: словесно описать собственное мнение, обнаружить противоречия собственнго описания и СТО, найти в этом ошибочность СТО.

    Аргументированный Удар "по мистификации 20-го века"!
    Да... Удар болтологией по здравому смыслу...
     
  17. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Обсуждаемая на форуме работа «Сущность времени и его величины...» представляет собой один из самых первых шагов автора на пути к решению проблемы времени и «примкнувшей» к ней проблемы относительности свойств тел и процессов. В настоящее время (т.е. в 2007 году) под названием «Сущность времени и относительности» вышла в свет седьмая книга, посвященная обсуждаемым проблемам, обозначенная автором как «седьмой шаг за горизонт времени».
    В связи с достижением качественно нового уровня понимания затронутых в книге проблем и для оживления дискуссии автору этой книги хотелось бы предложить вниманию участников форума небольшую главу и еще кое-какой материал из этой книги, где сфокусированы ее основные выводы. Речь, конкретно, идет о X главе, имеющей название «Что мы видим, глядя на часы», о Послесловии и, наконец, о Приложении (представляющем собой выступление автора на международной научной конференции нерелятивистски мыслящих ученых, в котором в концентрированном виде даны уточненные определения основных граней времени).
    Автор «Сущности времени и относительности» выражает признательность организаторам этого философского форума а также всем его участникам за высказанные мысли, оценки, замечания и вообще за проявленный интерес к обсуждаемым на нем темам.



    Приложение.

    СУЩНОСТЬ ВРЕМЕНИ И ТЕОРИЯ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ
    Попов Николай Андреевич, г. Рига. Латвия.
    IX международная научная конференция
    «ПРОСТРАНСТВО, ВРЕМЯ, ТЯГОТЕНИЕ».
    Санкт-Петербург, август 2006.

    Вопрос о том, что такое время, настолько стар, что многие уже стали сомневаться в возможности получить на него исчерпывающий ответ.
    Для тех же, кто не потерял веру в силу разума, предлагается концепция времени, раскрывающая суть этого загадочного явления, объясняющая его свойства и потому претендующая на решение этой «хронической» проблемы.
    Философским фундаментом появления данной концепции выступил основополагающий принцип материализма - в мире нет ничего, кроме движущейся материи.
    Что же касается самой концепции времени, то она исходит из того, что основой времени является последовательность появления сменяющих друг друга состояний движущейся материи. Она исходит из того, что ВРЕМЯ НЕ ЕСТЬ НЕЧТО БОЛЬШЕЕ, ЧЕМ СОВОКУПНОСТЬ ОТНОШЕНИЙ В ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ ПОЯВЛЕНИЯ СМЕНЯЮЩИХ ДРУГ ДРУГА СОСТОЯНИЙ ДВИЖУЩЕЙСЯ МАТЕРИИ.
    При этом время потому и неотделимо от всякого движения-изменения, что обязано своим существованием общему способу движения материи, состоящему в образовании последовательности появления сменяющих друг друга состояний ее движения.
    Показывает она и КОНКРЕТНЫЙ МЕХАНИЗМ СОЕДИНЕНИЯ различных граней времени с движением материи, который выглядит следующим образом:
    МОМЕНТ времени – это всякое место в последовательности появления преходящих состояний движущейся материи.
    НАСТОЯЩЕЕ время (наше «сейчас») – это особое, «текучее» место в этой последовательности, наполненное текучим конкретно-материальным содержанием – преходящим состоянием движущейся материи (смена состояний которой и порождает текучесть, перемещение этого места во временной последовательности).
    ПРОШЕДШЕЕ и БУДУЩЕЕ – моменты времени, не имеющие материального наполнения и потому существующие лишь в сознании субъектов как отражение того, что было, и как прогноз того, что будет.
    ТЕЧЕНИЕ времени – это смена моментов времени, осуществляемая сменой состояний движения, определяющих своим местом в последовательности состояний соответствующие моменты времени. При этом время течет от одного настоящего к другому, порождаемому сменой состояний движущейся материи, в направлении их следования друг позже друга (которое и является направлением течения времени), или, иначе, в направлении увеличения последовательности появления этих сменяющих друг друга моментов ее существования, связанных между собой – в порядке их появления – временным отношением раньше-позже.
    ДЛИТЕЛЬНОСТЬ – это удаленность друг от друга различных состояний движения и определяемых ими моментов времени в последовательности (= во времени!) их появления, или, иначе, их удаленность в направлении их следования друг позже друга, т.е. во временном направлении.
    При этом поскольку каждый материальный процесс сменой своих состояний образует собственную последовательность сменяющих друг друга моментов времени и тем самым собственные временные отношения между ними, то всякий материальный процесс обладает собственным временем, все свойства которого предопределены этим его происхождением.
    Что же касается количественной стороны временного свойства, присущего всякому процессу, то степень длительности процесса представляет собой степень удаленности начальных и конечных состояний друг от друга в последовательности появления сменяющих друг друга состояний процесса и определена, в соответствии с природой этого свойства, начальными и конечными состояниями процесса (подобно тому, как степень протяженности стержня определена его концами). При этом, с одной стороны, все сосуществующие материальные процессы – где бы они не находились! – образуют одинаковую по величине длительность, а с другой – сосуществующие состояния различных процессов определяют один и тот же момент времени. И, в результате, мы имеем дело с ЕДИНЫМ, ВСЕОБЩИМ ходом времени, в основе которого лежит образование общей последовательности появления событий и состояний (что связано с отсутствием какой-либо пространственной локализации этой последовательности).
    А с другой стороны, как видим, и при едином времени величина длительности любого процесса определена САМИМ ПРОЦЕССОМ и потому определена ДО всякого ее сравнения или измерения, ДО всякого численного ее выражения. А это значит, что величина длительности любого процесса имеет природную, материально обусловленную форму своего выражения, в которой величина длительности присуща этому процессу, благодаря которой она способна проявить себя, которая предопределила общепринятый метод измерения длительности процессов, и на которую мы постоянно опираемся, не осознавая это, при сравнении и измерении длительности процессов.
    Но будучи определенной самим процессом (имея порожденную процессом конкретно-материальную форму своего выражения), величина длительности любого процесса определена безотносительно к каким-либо системам отражения! Определена До всякого ее отражения!
    То же самое относится и к протяженности тел - величина протяженности любого стержня определена самим стержнем (его концами) до всякого ее сравнения-измерения-отражения и численного выражения, т.е. безотносительно к системам отражения. А потому и величина длительности процессов, и величина протяженности тел ОДИНАКОВЫ (в роли отражаемых величин) ДЛЯ ВСЕХ СИСТЕМ ОТРАЖЕНИЯ. И выступают при этом объективной реальностью.
    Объективной реальностью, как известно, является то, что существует вне нас и дано нам посредством наших органов чувств и нашего разума (опирающегося на информацию от органов чувств), т.е. что отражается нами. А потому БЫТЬ ОБЪЕКТИВНЫМ фактором – ЗНАЧИТ БЫТЬ ОТРАЖАЕМЫМ фактором! Именно в такой роли – в роли отражаемых факторов – и выступают свойства существующих относительно самостоятельно тел и процессов, взаимодействующих друг с другом и этим отражающих свои свойства друг в друге (а заодно и в таких системах отражения, как субъекты).
    Но определенность взаимодействия объектов (а тем самым определенность всех происходящих в мире изменений) предполагает не только качественную, но и количественную определенность свойств объектов до их взаимодействия, до проявления ими своих свойств. И, следовательно, до их взаимоотражения. При этом наличие природной, материально обусловленной, «до-численной» формы выражения величины свойства и обеспечивает это необходимое единство качественной и количественной определенности свойств до взаимодействия-взаимоотражения их материальных носителей. В результате чего в роли отражаемого - а значит и объективного для субъекта - фактора выступают не только свойства, но и величина всякого свойства!
    Но отражаемая величина свойства – это величина, определенная ДО акта отражения, т.е. определенная БЕЗОТНОСИТЕЛЬНО к различным системам отражения и потому имеющая безотносительный характер! Таким образом, СТАТУС ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ВЕЛИЧИНЫ СВОЙСТВА НЕОТДЕЛИМ ОТ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ ВЕЛИЧИНЫ СВОЙСТВА ДО ПРОЦЕДУРЫ ОТРАЖЕНИЯ СВОЙСТВА И ТЕМ САМЫМ ОТ ЕЕ БЕЗОТНОСИТЕЛЬНОГО ХАРАКТЕРА!
    Такова выявленная разумом неразрывная связь объективности величины свойства с безотносительным характером этой величины. Этому условию объективности и удовлетворяет классический подход к оценке характера величины длительности, протяженности и всех других свойств.
    При этом определенность величины свойства до взаимодействия материального носителя свойства с отражающими системами является материалистическим философским принципом, выражающим общую закономерность нашего бытия, лежащую в основе объективности количественной грани существования его различных свойств; является принципом, вытекающим из относительной самостоятельности существования различных материальных объектов, из первичности их существования во всесторонней определенности своих свойств перед взаимодействием друг с другом, перед проявлением друг другу своих свойств; является неосознанным общим принципом онтологии и гносеологии со стороны рассмотрения ими количественной стороны свойств бытия; является принципом, который исподволь – на уровне интуиции и здравого смысла – постоянно присутствовал и присутствует в наших взаимоотношениях с окружающим нас миром. А потому является принципом, подлежащим, наконец, ясному осознанию.
    Теория же относительности (СТО), предполагая своим вторым постулатом зависимость длительности процессов и протяженности тел от выбора систем отражения, тем самым предполагает НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ величины длительности процессов и протяженности тел до выбора систем отражения, без участия систем отражения, т.е. до процедуры отражения. И потому оказывается несовместимой, с одной стороны, с естественным происхождением величины этих свойств, с наличием природной формы выражения величины каждого из этих свойств, заданной самим материальным носителем свойства, а с другой стороны - с объективностью величины свойства, неотделимой от существования величины свойства до процедуры отражения свойства и тем самым от ее безотносительного характера.
    А это значит, что данная научная теория в принципе не может выражать свойства и закономерности самой природы, той природы, которая обладает всесторонней (т.е. и качественной, и количественной) определенностью своих свойств ДО нашего отражения этих ее свойств и именно поэтому выступает для отражающего сознания всесторонней объективной реальностью!
    Как видим, СТО действительно является в корне ошибочной теорией, как не раз заявляли ее противники. Однако при этом необходимо признать, что уязвимость ее со стороны материалистической философии все же не в том, что эта теория, якобы, идеалистична, а в том, что, претендуя быть выразителем объективных свойств природы, она своим надуманным постулатом, ставящим свойства тел и процессов в зависимость от систем отражения, предполагает такой характер величины этих свойств, который несовместим с ее объективностью.
    Ни в исходных постулатах СТО, ни в ее выводах не провозглашается (несмотря на нечеткую философскую позицию ее создателя), что длительность процессов, протяженность тел или какие-либо иные физические характеристики наблюдаемых явлений – это продукты нашего (или кого-либо еще) сознания. Поэтому у ее сторонников (среди которых абсолютное большинство не относят себя к идеалистам) имеется достаточный формальный повод для утверждения, что эта теория выражает свойства и закономерности самой природы. И именно уверения в том, что СТО обнаружила объективные связи и закономерности, выступили важнейшим аргументом в споре с ее противниками и тем самым важнейшим инструментом внедрения этой теории в сознание научной общественности.
    Однако несомненно и то, что с этой физической теорией «что-то не так» с точки зрения материалистической философии, как раз и признающей объективность существования окружающей нас природы и ее свойств. Но, повторим, философски уязвима СТО все-таки не со стороны ее обвинений в идеализме, а со стороны того, соответствует ли она необходимому условию объективности содержания научной теории (причем проверка на такое соответствие не подменяет собой практику как критерий истинности теории, поскольку необходимое условие объективности теории не является достаточным условием ее объективности). А потому в споре с релятивистами научно-мировоззренческий прицел критики эйнштейновской теории необходимо несколько скорректировать. Показав, с одной стороны, что в основе объективности как свойства, так и его величины лежит первичность их существования перед отражением (откуда неизбежно следует одинаковость и того, и другого для всех систем отражения), а с другой, - что СТО несовместима с признанием первичности существования величины свойства перед актом отражения (в чем, можно сказать, и состоит ее философская суть, позволяющая назвать эту теорию позитивистской!), мы тем самым укажем на принципиальную несовместимость этой теории с таким фундаментальным и нестареющим принципом построения научно-материалистической картины мира, как требование объективности ее содержания, в результате чего научная несостоятельность СТО (о чем все громче и настойчивей говорят и сами физики) станет очевидной если не для всех, то для большинства здравомыслящих людей. Принципиальная несовместимость СТО с объективностью ее содержания и является тем самым уязвимым местом - ахиллесовой пятой! – теории относительности, без обнаружения которого непрекращающиеся усилия по ниспровержению этой укоренившейся научной иллюзии не приносили должных результатов.
    Касаясь же якобы выявленного СТО единства пространства и времени нужно отметить, что это релятивистское их единство представляет собой некий противоестественный математический конгломерат пространственных и временных свойств движущейся материи, не учитывающий как происхождение и природный безотносительный характер этих свойств, так и их качественную несовместимость (неспособность пространственных отношений превращаться – ради неизменности так называемого интервала - во временные и наоборот). Единое пространство-время СТО - это кентавр XX века, порожденный вторым постулатом СТО в головах математически (т.е. не физически) мыслящих физиков, отказавшихся от несговорчивого здравого смысла и физического объяснения явлений. А потому появление СТО стало лишь еще одной преградой на пути решения проблемы времени, на пути возвращения времени в лоно движения с учетом того места, которое отведено ему там самой природой и неотделимо от пространственного способа существования движущейся материи.
    Появление же, в свою очередь, концепции времени, объясняющей все свойства времени соответствующими закономерностями движения материи и показавшей несовместимость теории относительности с сущностью времени как стороной, способом движения, с природной, естественной взаимосвязью пространства, времени и движения, а также с определенностью величины свойств до всякого отражения-измерения этих свойств, лежащей в основе объективности количественной стороны существования нашего бытия, ставит вопрос о недоверии теории относительности на новую высоту, делает его еще более актуальным, позволяет явственно увидеть, что СТО - это позитивистский по своей философской сути сорняк на поле науки, выпестованный, по недоразумению, деятелями науки до таких размеров, которые заставляют чахнуть и вырождаться все, на что этот гиблый для науки продукт разума бросает свою тень, с чем соприкасается.
    .


    Гл. X Что мы видим, глядя на часы.

    Глядя на часы, мы видим то,
    что глазу недоступно.

    Общепризнано, что время является нам в виде каких-либо часов. Когда мы хотим увидеть время, мы смотрим на часы. Однако, глядя на часы, нас все же не покидает смутное ощущение того, что время есть нечто иное, чем просто показания часов. Так что же мы видим, глядя на часы?
    Уже само появление этого вопроса свидетельствует о том, что понимание человеком механизма устройства различных часов (того, как они «идут») намного опередило его понимание механизма отсчета ими времени (того, почему они вообще способны показывать нам время).
    Человек начал измерять время, когда стал соотносить различные интересующие его процессы с особыми – периодически повторяющимися – процессами окружающей его действительности (длительность которых выступала при этом мерой времени). Определяя число этих периодических изменений между началом и концом какого-либо процесса, человек обозначал им длительность измеряемого процесса.
    Но обозначив длительность процесса числом, соответствующим результату ее измерения (сравнения с мерой) человек придал величине длительности процесса новую – относительную, способную к самостоятельному существованию (в виде численного знака, выражающего ее значение) и при этом зримую – форму ее выражения. Т.е. научившись измерять длительность – выявлять численную форму выражения ее величины, - человек получил возможность, с одной стороны, «отделять» величину длительности измеряемого процесса от самого процесса и обращаться с ней как с некой самостоятельной сущностью (что обеспечило возможность заочного сравнения длительностей различных процессов), а с другой стороны, получил возможность увидеть воочию то, что в природной форме своего выражения нашим органам чувств недоступно.
    При этом способ отсчета времени совершенствовался. Человек своими руками создал механизм с периодом изменения, равным суткам, и численно обозначил (через одинаковые шаги-изменения этого механизма) его состояния в последовательности их появления от условного начального состояния до конечного (совпадающего с начальным). И получил из времяобразующего (как и все другие процессы) времяизмеряющий процесс, получил то, чем все мы пользуемся – часы. Простого численного обозначения состояний периодического процесса в последовательности их появления на определенной удаленности друг от друга (заданной «мерным» - от слова «мера» - периодическим процессом внутри часов) оказалось достаточно для того, чтобы этот процесс стал для нас олицетворением времени! Так что же при этом произошло с процессом, с его способностями?
    Пронумеровав, в последовательности появления, состояния рукотворного суточного периодического процесса, человек сумел поместить растянутую во времени последовательность появления состояний процесса в плоскость настоящего (в виде циферблата часов с численным обозначением) и тем самым получить хоть и застывший, но зримый образ этой последовательности появления. Суточно-периодический процесс же при этом приобрел способность к численному выражению всякого своего текущего состояния с учетом того, какое количество изменений мерного периодического процесса – длительность которого принята мерой длительности – отделяет текущее состояние суточного процесса от его начального состояния, т.е., фактически, приобрел способность сравнивать длительность, образуемую сменой своих состояний, с общепринятой мерой длительности и выражать полученный результат числом. Но это же число является и обозначением места текущего состояния суточного процесса в последовательности появления его состояний. А поскольку всякое место в последовательности появления представляет собой то, что названо человеком моментом времени, то в результате всего этого данный процесс приобрел способность своим текущим состоянием придавать численное выражение текущему моменту времени (через его удаленность – в мерах длительности – от начального состояния процесса), определенному этим состоянием. И стал часами!
    Такова философская сторона объяснения работы механизма, с появлением которого временные связи в окружающей человека действительности наполнились для него вполне зримыми – численными – очертаниями, а точность оценки этих связей поднялась на невиданный ранее уровень.
    Однако и «научив» периодический процесс показывать нам время, сам человек – опять удивительный факт! - не получил при этом возможность увидеть своими глазами этого «невидимку от природы». Ведь и в самом деле: все часы отсчитывают секунды, но кто из нас хоть раз видел не число секунд, а саму секунду?! Но что же тогда, в конце-концов, мы видим, глядя на часы?
    Глядя на показание часов, видя численное обозначение их текущего состояния, мы, ввиду вышеуказанной особенности произведенного обозначения их состояний, видим при этом численное выражение места этого текущего состояния в последовательности появления состояний часов. И, следовательно, видим численное выражение и текущего момента времени (как раз и представляющего собой место текущего состояния в последовательности появления состояний). А заодно мы видим численное выражение и удаленности текущего состояния часов и текущего момента времени от начального состояния часов и, соответственно, начального момента времени, или, иначе, видим численное выражение прошедшей при этом длительности (поскольку этой удаленностью, или длительностью, как раз и характеризуется текущее место в последовательности появления состояний часов, их текущий момент времени). С помощью часов мы, глядя на движение их секундной стрелки, получаем наглядное представление и о течении времени, выраженного в природе увеличением последовательности появления событий и состояний. Вот к чему привело численное обозначение состояний периодического процесса в последовательности их появления (в чем проявилось неосознанное проникновение в самую суть времени)! А увидя по часам численное выражение нашего текущего местоположения во времени (в последовательности появления состояний часов) мы можем легко определить численно нашу удаленность во времени (т.е. в последовательности появления) от любого – прошедшего или будущего, ожидаемого – события, «привязанного» к соответствующему состоянию часов. Именно пронумерованность состояний часов и позволяет нам, никогда не выходя из настоящего, «дотягиваться» до прошедших и будущих событий при определении их временной удаленности друг от друга или от текущего момента.
    А с другой стороны, численные показания часов представляют собой не что иное, как субъективную форму выражения величины длительности этого периодического процесса, форму определения этой величины субъектом для субъекта, или, иначе, форму отражения субъектом той удаленности в последовательности появления, которую этот материальный процесс образует изменением своего состояния.
    Особенностью же отражения путем сравнения с мерой свойства является то, что результатом такого отражения является не прямая копия отражаемого свойства, а достаточно условное численное обозначение этого свойства, его величины (поскольку таким способом отражается именно величина всякого свойства). Например, глядя на яблоко, мы получаем прямую зрительную копию его формы, т.е. мы видим яблоко в той форме, какой его наделила природа. Глядя же на весы, показывающие вес яблока, мы тоже получаем отражение, отражение его веса, но уже в форме численного обозначения, полученного с помощью наших весов и нашей меры веса, т.е. в форме, порожденной процедурой сравнения, взвешивания и ничем, внешне, не похожей на природную форму выражения веса яблока (представляющую собой силу, действующую на яблоко со стороны Земли). Т.е. глядя на весы мы не видим такое свойство яблока, как его вес, мы видим лишь субъективную – существующую только для субъекта – форму выражения величины его веса (объективным содержанием которой является вес лежащего на весах яблока в форме его притяжения Землей).
    Но то же самое происходит и в случае измерения времени. Сравнивая длительность процессов с мерой времени мы тоже получаем, как результат такого способа отражения, численное обозначение, численное обозначение величины временного свойства. Однако на этом данная аналогия заканчивается, поскольку вес тела все же доступен нашим органам чувств, и потому это свойство не обладает для людей какой-либо особой таинственностью (хотя ясным пониманием сути этого явления наука еще не обладает). Время же для наших органов чувств оказывается недоступным явлением. Именно потому, что момент времени представляет собой лишь место в последовательности появления состояний, лишь отношение между состояниями в последовательности их появления. Именно из-за этого мы не можем увидеть даже текущий момент времени (казалось бы, наполненный, в отличии от прошедших и будущих моментов, неким материальным содержанием). Мы можем увидеть лишь то, чем – какими событиями и состояниями - определен текущий момент времени, наше настоящее, наше «сейчас». Находясь всегда в настоящем, определяя, наравне с другими телами и процессами, его текущие моменты своим существованием, своим текущим состоянием, мы, тем не менее, бессильны увидеть своими глазами то, в чем всегда, существуя, находимся – увидеть собственное место в последовательности появления. Даже с помощью часов.
    Глядя на часы, мы видим, глазами, лишь состояние часов. Всё остальное остается «за кадром», за пределом возможностей наших органов чувств. Только подключая разум, мы видим в текущем состоянии часов их текущее показание, их обозначение текущего момента времени (и тут мы опять возвращаемся к аналогии с весами, поскольку показания весов мы тоже видим только благодаря разуму). Именно поэтому мы вынуждены обучать детей умению, глядя на часы, видеть – разумом! – то, что обозначает их состояние, то, что позволяет ответить на вопрос, сколько сейчас времени. Только благодаря разуму мы видим, глядя на часы, какое численно обозначенное место в последовательности появления состояний часов занимает их текущее состояние и тем самым каков, по нашим часам, текущий момент времени, каково его численное обозначение в нашей системе отражения времени (состоящей из субъекта, меры времени и часов, носителей этой меры). Но и при участии разума глядя на часы мы не можем сказать, как выглядит «само по себе» то объективное свойство, которое скрывается за численными показаниями часов, за этой субъективной формой его выражения. Глядя на показания часов мы видим не удаленность их текущего состояния от их начального состояния в последовательности появления состояний, не временное отношение между этими состояниями, а лишь численное обозначение этой удаленности, этого отношения.
    Следовательно, часы позволяют нам увидеть, да и то при помощи разума, лишь число единиц времени, прошедших (отсчитанных часами) от условного начального состояния часов, лишь наше субъективное обозначение величины прошедшего времени, длительности, а не само время, не саму длительность (в том числе названную часом, минутой или секундой).
    Увидеть же само время, длительность, единицы ее измерения – значит ясно ответить на вопрос, что представляет собой и то, и другое, и третье. А доступно это только разуму путем отражения в понятиях (уточняя их, добиваясь их всесторонней состыковки друг с другом и с нашим опытом, практикой) природной формы выражения временного свойства, той формы, на которую мы постоянно опираемся при отражении-измерении этого свойства материального мира нашими часами. В результате такого – не чувственного, а понятийного – «нащупывания» природной формы выражения времении и было обнаружено, что время представляет собой совокупность отношений в последовательности появления состояний движущейся материи. Именно такая природная форма выражения времени объясняет и все известные его свойства, и выработанную практикой процедуру его измерения, и его загадочность для субъекта.
    Таким образом, глядя на часы мы видим не само время, а нашу субъективную, воспринимаемую с помощью разума на основе информации от органов чувств, форму его выражения, полученную с помощью часов и представляющую собой численное обозначение текущих моментов времени и длительности, представляющую собой видимый разуму результат нашего отражения этого невидимого глазом явления. Глядя на часы мы видим не текущий момент времени и не длительность (тут наша интуиция была права), а то, каким по счёту (в последовательности появления) состоянием данных часов он определен (как место в последовательности появления) и тем самым каким порядковым числом, говорящим о его удаленности, в мерах времени, от начального состояния часов, с помощью часов нами обозначен (что позволяет нам численно определить длительность до любого интересующего нас события). Но в том, что, выражая с помощью часов временные связи (отношения в последовательности появления) числом единиц времени, разум получает точное отражение этих незримых от природы и очень приблизительно отражаемых нашей памятью связей, и состоит заслуга часов!
    При этом, глядя на числа на циферблате часов как на, всего лишь, некие детали или украшение часов (т.е. без подключения разума к акту наблюдения), мы увидим лишь текущее состояние часов, определяющее (со стороны этих часов) текущий момент времени, но не являющееся им. А видя в этих числах количество единиц времени (т.е. призвав на помощь разум), мы увидим показание часов, увидим субъективную форму выражения ими текущего момента времени, являющуюся результатом нашего отражения проявленной часами длительности (отражения путем ее сравнения с эталоном секунды или с производными от нее мерами – минутой, часом). Такая, порожденная субъектом, «двуличность» часов по отношению к субъекту (в основе которой лежит нераздельная связь объективного состояния часов с субъективной, численной формой выражения этим состоянием проявленной часами длительности), о которой мы уже упоминали, и позволяет им, в отличии от всех других процессов, совмещать в себе объективный процесс образования собственной длительности с субъективным процессом ее отражения человеком, позволяет выражать эту длительность не только в природной, абсолютной (безотносительной), но и в субъективной, относительной форме, возникающей без видимого участия субъекта.
    Вышеуказанные свойства часов и приводят к тому, что человек, обладая, как и всякий процесс, собственной длительностью, собственным временем, живет, тем не менее, по часам, т.е. ориентируется во времени с помощью искусственно созданного процесса, опираясь на образуемую им длительность. Только часы не только образуют свою длительность, но и отражают для субъекта ее величину, своими состояниями-показаниями давая численное ее выражение, которое, что очень важно, является, благодаря свойствам лежащей в основе времени последовательности появления, численным выражением величины длительности любого процесса, соотносимого с ходом часов. Что делает часы универсальным и незаменимым для человека инструментом отражения-определения времени. В том числе для численного, т.е. унифицированнного выражения длительности какого-либо его собственного состояния или изменения. Человеку мало обладать собственной длительностью. Ему, в его общении с внешним миром, с миром окружающих его процессов, необходимо отражать длительность, т.е. получать субъективную, унифицированную форму ее выражения, а на это способны только часы. Таким образом, человек живет по часам, ибо только часы позволяют ему получать точное и унифицированное отражение временных связей и тем самым надежно ориентироваться в последовательности появления значимых для него событий.
    А с другой стороны, отсутствие часов и тем самым отсутствие относительной, численной формы выражения величины временного свойства означает отсутствие лишь субъективной формы выражения этой величины, означает ее неопределенность лишь для субъекта. В этом случае момент времени любого события или состояния определяется лишь самим фактом появления события или состояния, а длительность любого процесса определяется лишь началом и концом его протекания. Это необходимо ясно осознавать, поскольку очевидная необходимость часов для точного выражения нами длительности различных процессов создает обманчивое впечатление, будто определенная величина длительности процессов возникает лишь в результате соотнесения их протекания с ходом часов, «отвечающих» за ход времени. Т.е. часы являются всего лишь инструментом нашего отражения количественной стороны временных связей (инструментом трансформации объективной, природной формы выражения величины длительности различных процессов в субъективную, относительную форму ее выражения), помогающим нам ориентироваться в последовательности появления как прошедших, так и будущих, ожидаемых событий.
    А еще из вышесказанного становится очевидной ошибочность и такого мнения, будто с помощью часов мы определяем степень изменчивости различных процессов, которое означает отождествление времени с движением, изменением. С помощью часов, как это следует из сущности времени и устройства часов, мы определяем степень удаленности в последовательности появления, т.е. степень длительности, которая может быть различной при одной и той же степени изменчивости (в связи с чем и возникло понятие скорости протекания процесса).
    Изобразив же на бумаге то, что было на часах (а именно - пронумерованную последовательность появления их состояний), в виде бесконечной оси времени, т.е. поместив численные обозначения (порядковые номера появления) и прошлых, и будущих событий на одну направленную линию, человек получил геометрический образ времени, образ времени, не отягощенного
     
  18. Nopileos

    Nopileos
    Expand Collapse
    Пользователь

    Репутация:
    0
    Регистрация:
    07.05.07
    Сообщения:
    22
    Симпатии:
    0
    Уважаемый автор статьи постоянно соотносит базовые понятия специальной теории относительности к своей гипотезе. Анализируя некотрые явления, в том числе так называемый "Парадокс близнецов", автор указывает на отсутствие решения этого парадокса с точки зрения СТО. Однако, для полноты автору следовало бы указать способ разрешения парадокса, альтернативного способу, показанному в статье. Это решение вытекает из общей теории относительности, в границы применимости которой входят все возможные системы отсчёта.
    Также, несколько непонятно тоношение к понятию скорости с классической точки зрения. Уж если обращаться к СТО, то обращаться с релятивистских позиций. Выводыо замедлении времени следует из двух постулатов с помощью довольно простых математических операций и логических заключений. Скорость в СТО - понятие четырёхмерное. В пространстве-времени Минковского любая материальная точка имеет скорость, равную скорости света.
    Постулаты СТО проверены экспериментально, с выскокй степенью точности. Это физический факт. Если с помощью логических рассуждений мы пришли к противоречию с действительностью, то либо рассуждения порочны, либо исходные предпосылки неверны.
     
  19. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Апория Зенона. Предпосылка: прежде, чем достигнешь конца отрезка, необходимо пройти его середину. Следствие: у половины длины отрезка есть своя середина, следовательно, невозможно вообще помыслить перемещение, поскольку ничто не запрещает нам бесконечно делить пространство.
    Другой вариант: достигнув середину отрезка пространства, мы оказываемся перед той же самой проблемой, что и вначале: а именно нам нужно снова достигнуть середины etc.
    Решение: начальная предпосылка неверна, поскольку мы не можем достоверно знать, где находится середина произвольного отрезка пути, не измерив его, а для этого необходимо пройти (измерить) его до конца, чтобы затем вернуться (разделив результат измерения на два) в "середину".
    В решении этой апории содержатся те же представления о природе пространства (и времени), что и в СТО.
    И также можно вывести из наших рассуждений многие представления квантовой механики. К примеру, спросим себя, где находится середина некоторого отрезка до того, как будет он будет нами измерен? Исходя из результатов наблюдений можно оценить это место - "середину" - только с той или иной степенью вероятности, достоверный же результат будет получен только после окончательного "квантования" этого расстояния.
    Иными словами, когда я двигаюсь вдоль данного отрезка пространства в процессе его измерения, мое истинное положение в пространстве данного отрезка может быть описано только в качестве волновой функции, характеризуемой степенью достоверности моего знания относительно своего положения. Назовем это состояние "настоящим (временем)". На основе своих данных ощущения я могу приблизительно оценить свое положение, однако я в принципе не способен преодолеть неопределенность в том знании (информации), которое у меня имеется в этот момент. Однако измерив отрезок, я могу на основе полученной информации вернуться к той точке в пространстве, где находится середина этого отрезка. Сделав это, я оказываюсь в ситуации, которую в терминах концепции времени следует назвать "прошлым (временем)". Почему? Во-первых, мое знание относительно своего положения в пространстве данного мыслительного эксперимента вполне достоверно, а, во-вторых, я не могу его - свое знание - изменить. Что в этой ситуации будет характеризоваться как "будущее"? Ясно, что "будущим" моментом для моего "настоящего" будет не что иное, как достигаемый в результате моих познавательных действий момент "прошлого".
    То есть "будущее" есть момент между "настоящим" и "прошлым", и это не только нетривальный вывод о природе времени, но и момент принципиальный.
    Всякое событие, имеющееся в настоящее время, станет прошлым только после того, как оно окажется в будущем
    Можно назвать это утверждение принципом истинного порядка моментов времени, в противоположность той иллюзии, что прошлое предшествует настоящему, а настоящее - будущему.
    Природа времени характеризуется природой человеческого познания: прошлое известно, но на него нельзя воздействовать, поскольку оно не что иное, как сумма достоверной информации; настоящее известно только как соотношение неопределенностей наших предсказаний, гипотез, намерений и той частичной информации относительно Вселенной, которую мы извлекаем из прошлого; будущее есть то в нашем познавательном опыте, что в принципе не может быть нам известно исходя из тех знаний, что имеются у нас в настоящий момент.
     
  20. Captious

    Captious
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    25
    Регистрация:
    29.07.07
    Сообщения:
    3.644
    Симпатии:
    25
    Время как философская категория - это качественное атрибутивное свойство материального мира.
    Оно не предполагает никакой количественной меры .

    Время как философская категория, обозначающая атрибутивное свойство материи, форму его бытия, фиксирует в себе лишь объективное, самодостаточное, безначальное и бесконечное наличное бытие, актуальное дление материального мира при непременной историчности и бренности любого материального образования.

    Время как  естественнонаучное понятие - это размеченная (метризованная) при помощи того или иного класса соравномерных процессов длительность бытия объектов, процессов и событий той области материальной действительности, которой принадлежит используемый для метризации длительности класс соравномерных процессов .
    Время как метризованная длительность обладает такими качествами, как историчность, многоуровневость, непрерывность, дискретность.

    Подробности см.
    <a href="http://www.chronos.msu.ru/Public/khasanov_phenomen_vremeni.html" target="_blank">http://www.chronos.msu.ru/Public/khasan ... emeni.html</a>
     
Загрузка...