Русский язык

Тема в разделе "Флейм", создана пользователем Майя, 26 фев 2006.

  1. Майя

    Майя
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    3
    Регистрация:
    27.08.05
    Сообщения:
    1.018
    Симпатии:
    3
    В свое время, а именно в первой половине 19 века, один филолог, Платон Лукашевич, человек широкой эрудиции и знания многих языков, сделал следующее открытие: первоначальным языком всех народов был древнерусский, остальные же языки образовались путем искажения первоначального, так называемого чаромутия, т.е. потерей чарной истоти. Концепция его была основана на следующем, в Древней Руси волхвы писали все слова слитно в одну строку СПРАВА налево, а читались слева направо. Причем особое очарование первоначального языка и слов заключалось в том, что смысл имелся вне зависимости от того, читать слова прямо или обратно. Такое чтение осуществлялось по слогам, например, му-ть можно было превратить в ть-му. Но в связи с чем я это пишу? Просто каково было сегодня мое изумление, когда в книжном магазине обнаружила книгу Драгункина "5 сенсаций", который излагает концепцию Лукашевича от своего имени! И метод прочтения слов, которым пользовались волхвы, назвал "драгункиным"! На мой взгляд, это открытие – достояние всего человечества, а не отдельных личностей.
     
  2. Alira

    Alira
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    3
    Регистрация:
    19.08.05
    Сообщения:
    243
    Симпатии:
    1
    Майечка, да если бы хотя бы все участники этого форума с должным уважением относились к русскому языку, это уже было бы прекрасно! Однако, иной раз и плакать хочется, читая некоторые высказывания...
    Уважаемые господа! Даже если вы предлагаете спорные мысли, очень вас прошу: старайтесь писать грамотно! Пожалуйста!
     
  3. Яков

    Яков
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    3
    Регистрация:
    24.11.05
    Сообщения:
    1.068
    Симпатии:
    3
    Ну вот, опять неруских обижают! Что же мы, не люди, что ли? Нехристи, не говяорящие на всех языках? Впрочем, я русский язык уважаю и стараюсь писать грамотно. Но ведь нельзя же второй раз родиться.
    Алира, пожалуйста, найдите ошибки у меня и сообщите. В одной теме Вирго мне подсказал и я исправился.
    А насчёт новой-старой теории, Майя, любопытно. Только немного странно. Значить, сначало появился древнерусский язык, а потом уже появились сами русские. Надо бы почитать, только в последнее время я читаю всё меньше. Если можно поподробнее. И вопрос: как Вы относитесь к теории о том, что официальная история во многом фальшива и не соответствует действительности? Не помню автора, но знаю, что её защищал чемпион мира по шахматам Каспаров.
     
  4. Alira

    Alira
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    3
    Регистрация:
    19.08.05
    Сообщения:
    243
    Симпатии:
    1
    Яков, я вовсе не хотела Вас обидеть. Моя просьба была адресована тем, кто не считает нужным писать без ошибок. Может, но не считает нужным. Вот это самое обидное.
     
  5. Котик

    Котик
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    6
    Регистрация:
    02.05.05
    Сообщения:
    335
    Симпатии:
    5
    Цитата (Яков @ 26.2.2006, 11:51) Ну вот, опять неруских обижают! ... пожалуйста, найдите ошибки ...
    В слове "неруских" должно быть на одну букву больше.
     
  6. Майя

    Майя
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    3
    Регистрация:
    27.08.05
    Сообщения:
    1.018
    Симпатии:
    3
    Цитата (Яков @ 26.2.2006, 11:51) А насчёт новой-старой теории, Майя, любопытно. Только немного странно. Значить, сначало появился древнерусский язык, а потом уже появились сами русские. Надо бы почитать, только в последнее время я читаю всё меньше. Если можно поподробнее. И вопрос: как Вы относитесь к теории о том, что официальная история во многом фальшива и не соответствует действительности?
    И хотя в данной теме мне не очень хотелось бы обсуждать грамотность кого бы то ни было, но в данном контексте она приобретает особую значимость, ведь искажая слово, вы искажаете первоначальный смысл его и очарование слов выветривается.
    Подробностей особых не смогу рассказать, ведь книги Платона Лукашевича не переиздавались, а доступа в Историческую библиотеку, где, возможно, храняться его статьи и книги 1850-х годов, у меня нет. Поэтому я скорее хотела заинтересовать участников форума данной темой, которые и смогли бы пролить свет на данную теорию.
    Яков, теорий о том, что язык - это особый шифр не одна, и само появление языка возводят к древнейшим временам, к божественным изобретениям. А русские - лишь наследники великого и могучего языка, великой культуры. Только достойные ли наследники? И еще, Яков, я не хочу показаться пессимисткой, но боюсь, что официальная история не во многом фальшива, а ложна ПОЛНОСТЬЮ, и все политические и экономические "закономерности" - это ЛОЖЬ, И учения некоторых "святых" тоже ЛОЖЬ. И для того, чтобы отличить плевны от зерен необходима кропотливая работа.
     
  7. lema

    lema
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    45
    Регистрация:
    30.04.06
    Сообщения:
    3.259
    Симпатии:
    41
    С Вашего позволения в дальнейшем стану писать в этой давнишней и, скорей всего, позабытой теме. Тому есть несколько причин, и первая из них та, что каким то боком понимаю, что этот Лукашевич прав, что если даже русский и не первый язык, то вполне может оказаться последним, взять хотя-бы имена собственные Библии, такие как Ниневия, или Навуходоносор, они же русскому уху говорят, причем в каждом своем слоге, именно, что и удивительно. И эта идея с обращением слогов. Языком же не только «как» говорят, но и «что», например, тоже. Спрашивается, если я вижу одно, а должен «объективно» видеть другое, то я же и говорить стану не то, что должно, где то, что должно, как и в зрении, никуда не девается. И если кто-то станет слышать сказанное, а не говорящего, и этому есть своя причина, то тут же совершенно непредсказуемые последствия. Люди остаются людьми принимая все на свой счет, почему и обижаются, но, с другой стороны, интересно ведь, и где еще, как не здесь, на виртуальном поле ФФ услышишь такое, чему люди не могут дать отчет, совершенно отвязанные от практики. Но они же говорят, как им же потом и кажется, что глупости, что-то их понуждает к этому. Так за что же их .., в чем их вина, они же не специально. Почему все же лучше, наверное, высказываться где то отдельно, и кому это не столь болезненно вполне может высказать свое фе непосредственно, а нет – просто незаметить. Есть и другие причины, но они, собственно, уже сама тема, свободу в которой дает и название, и сам раздел.
     
  8. lema

    lema
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    45
    Регистрация:
    30.04.06
    Сообщения:
    3.259
    Симпатии:
    41
    Беда с нашими новыми пророками, которых изо дня в день все прибывает. Я как-то встречал такого, мы с ним приблизительно в одно время поехали мозгами, только он не самостоятельно, а с подачи иеговистов, так он все ждал, втайне надеясь, когда его за проповедь, что он вещал от имени, переповторяя написанное, либо побьют,а лучше, чтобы голову оторвали, как тем святым под камнем, и это сильно напоминает ситуацию, как если бы кто взялся регулировать движение транспорта обчитавшись правил дорожного движения, за что, ясным делом, ему бы наваляли, если бы он уж очень рьяно лез под колеса, а нет, так старались бы просто не замечать, себе дороже связываться с придурком, и закончилось бы все это заключением, в котором эти новые пророки и находятся, чтобы, если уж и уничижают слово, то хоть себе бы вреда не причинили. Вы поймите, если, конечно, можете, что да, сказано, что Христос последний пророк, как сказано и то, что пошлет нам детей своих и пророков, которых Вы благополучно грохнете. И послал, не обманул, Он не может, Вас послал, а Вы же в себе его и грохнули, выступая не от своего имени, как от своего. Да, сказано, что станут принимать тех, кто придет от своего имени, но тут же дело в имени, которое Вы получили от рождения, которое Вам дадено, именно оно Ваше, а Вы произвольно берете себе другое, ну что это, например, за «ясвами», которое для испанского уха «х-с вами», в смысле написания, понятно, что так легче, ни учиться тебе не надо, ни работать над собой, чтобы тебя самого уважали, а вместе с тобой и того, кто тебя, человека, родил в мир. А Вы его убили, Вы – убийца, человекоубийца, и ведь сказано, что этот грех – к смерти, так что такому можно и не молиться. Может такому следует начат- работать. И ко всему этому кстати сказать следующее, сказанное, кем бы то ни-было, когда бы то ни-было, что бы то ни-было,- всегда истинно, не так как строилась нынешняя философия, каждый раз исходя из отрицания всего предыдущего, придя, в конце концов к противоречию с самою собою, то есть упершись рогами в речь, не в состоянии понять то, что сама и говорит. Нет, тут не так, но слово, однажды высказанное и припечатанное,- всегда истинно, и потому всегда, что это единственная реальность из нам известного, что не изменяется на глазах и не исчезает с глаз, почему Парменидово: все течет, все изменяется,- верно, потому как фраза эта не меняется. Ага. Ложь, сказанная спецом, «на войне, как на войне»,- суть ложь, и это есть истинная правда, ее нельзя скрыть, она всегда проявляется, потому как для того спецом и говориться, и всегда проявляется как ложь, почему ее и просят продемонстрировать, в демонстрации нет демонстрируемого, но демонстрируемое – есть демонстрация, почему в отношении к сказаному нет отношения ни к сказавшему, ни к сказанному, но есть отношение к жтим произведенному, которое по обыкновению оказывается в названии, «Лжец», например, и уже из него эмоции, если сразу, или, если через ночь, выраженное ощущение как разница между плохо и хорошо. Так у нас получается «автор», когда кто-то желает продемонстрировать(хм, слово смешное) демонстрируемое, по-честному, которого нет в демонстрации, говорит истинно, что это есть то, например, и это есть неправда, и когда то демонстрирует это, то это демонстрируемое - правда, которая демонстрирует не правду высказанного, тем самым утверждая его, и чему высказавшийся вторит. Почему и истинно, например, что сказанное слово есть ложь. В натуре все именно так, я увидел, я сказал то, что утвердило увиденное, и чего обычно не требуется, если я, скажем, не слеп, а ведь как раз слепым следует понимать разум Канта, который заставляет разум составлять увиденное из ощущений, или, как недавно, кажется Вл.Тихонов прокомментировал: глаз ощупывает предмет; т.е. на манер палочки, что ли, у слепого разума, и тут, что слепой, что думаешь, что слеп, т.е. разумом слеп, а значит изначально глуп, а раз глуп, то и спросишь:а правда,что вот это есть то;на что тут же следует ответить, что нет, не правда; тут же попадая на отрицание отрицания, и переводя действие в плоскость, только не языка, но – речи, в которой мы сейчас и находимся, и где все сказанное находится в отношении. Мы вообще как то дивно не различаем язык и речь, ну, с языком еще понятно, обычно ссылаются на давность, но речь то сформировалась- не так давно, каких-то лет триста, уже на нашей памяти, благодаря той же речи, как и те, кто стоял у ее истоков. У философии нет другого орудия исследования, только и это орудие мы получаем готовым, если не сказать вдолбленным, почему если что-то не так в наших размышлениях, то и следует посмотреть для начала, может мы чем испорченным орудуем, или как-то задом наперед, почему у нас разные чудеса и вылезают. А, вот еще что, следует, наверное, извиниться перед Давидом, я не ответил Вам в «субъекте», для меня эта тема практически закрыта. Отрицательный ответ - такой же ответ, что и положительный, только результат у него другой, зачастую внешне никак с ответом не связанный, почему его и называют негативным, но именно его последствия мы познаем, а наличие результата говорит и о положительности отрицания, вобщем, все как в жизни, если невеста ушла к другому, то еще не известно, кому повезло, где результат,- когда известно, когда «время» свяжет не-связанное, которое от этого не станет позитивным, но дает ощущение, в котором мы чувствуем хорошо это, или плохо в их разнице, собственно, отрицании, откуда и ответ становится негативным, , как бы задним умом, тогда и не время связывает не-связанное, которым мы пытаемся придать объективность в выражении, но выражаем мы не что иное как ощущение, а если так, то мы вовсе напрасно рисуем себе континуум вслед за товарищем Эйнштейном, тут как раз наоборот, так как ощущение сводит происходящее к плоскости, и даже не к плоскости, но воображаемому, и это воображаемое говорит о нас самих, выворачивая нас наизнанку...
     
  9. lema

    lema
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    45
    Регистрация:
    30.04.06
    Сообщения:
    3.259
    Симпатии:
    41
    Как на меня, то самое трудное влезть в шкуру не убитого медведя, чтобы на ней, как на собственной, испытать трудность, причем как раз там, где знаешь заранее, что трудности нет. Вот Вы, Генрих, говорите «сказанное», что оно может быть так, а может быть и этак, тем самым , если и не утверждаете его неизменность, то – подтверждаете, когда берете его готовым, как любую другую вещь(рич, если по укр., и я так думаю, что и на старорусском вещь – рич). Вещь же, для мышления,- суть категория обособления, и также, как и любую другую вещь, нынешние рассматривают «сказанное» как систему, «что предусматривает наявность множества элементов, объединенных существенными, для данного случая отношениями», отношениями самого «сказанного». Тут следует въехать в противоречие, чтобы различить ненавистное Наталье философствование от философии, различить речь, то, что служит нам обыденно, от языка науки, который на сегодня язык не повернется назвать речью, но не для того, чтобы попинать кого, или чтобы свалить все в кучу при обобщении, чем и грешит нынешняя уже пост-философия, механически перенося принцип познания на теорию познания, но чтобы ясно видеть источник единый как этим двум, так и многим другим языкам, а это, прежде всего, проявляется на письме. Исходя из обычных наших представлений, мы пользуемся не самой речью как инструментом, но мышлением, которое совершенствуется в общении, в результате чего уже определившийся в своих воззрениях индивид может говорить как-бы и не думая вещи, для него вполне очевидные, только, опять таки, «общение» здесь заключается в процессе поиска общего среди всего воспринятого, включая реакцию и результат, которое и служит как-бы общим знаменателем выражаемому в речи, и Маркс, когда сказал: «речь есть непосредственная действительность мысли»,- не только привнес обыденное в науку, а если точнее, то – науку, как метод, в обыденное, но и смешал реальное и идеальное, опредметив данное образование «знаком». Нам вполне понятно и кажется оправданным, когда метод привносится, ну, скажем, в копание земли, то есть в «дело», чтобы по его плодам, по результатам копания судить не только о глубине и ширине, но и о методе, и о самом копателе, сообразившего требования производства, те «существенные, для данного случая отношения», не привнося их, но – следуя, и если так, то должна быть понятна ситуация Маркса, который привнося – следовал, и раз речь - это «непосредственная действительность», то вот ей он и следовал, и действительно, в ней мы легко находим и раздорожье, и камень на нем, в форме табло с социальными прогнозами. Я хочу сказать, что такова наша речь имеющая своим происхождение мифы и сказки, кто там первый вмешал вымысел в реальное,- мы не знаем, как и Фрося Бурлакова: "музыка народная, слова,- не знаю, наверное тоже, народные", а вот то, что речь построена на них и ими связывается в систему – это факт. Наверное поэтому наиболее ретивые последователи подобного все норовят сказку сделать былью, другими словами – им не нравится, где мы есть, все это следует поменять, пока оно нас не завалило. При подобной организации мышления, проявленного в речи, вполне оправдано копание тех же ям, уже без копателя...
     
  10. lema

    lema
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    45
    Регистрация:
    30.04.06
    Сообщения:
    3.259
    Симпатии:
    41
    ..пришлось оборвать свое плавное повествование, когда почувствовал, что не я говорю, но что-то, может мысль, уж куда как более реально тянет меня за язык очерчивая круг на цепи еще не законченного сообщения, как бы оборачивая невиданное, следуя невиданным же его изгибам, придавая им прелесть игрой светотени, раз за разом все уплотняясь в «сказанное», даром, если бы сказанное мной или Вами, но я еще только рот открыл, а сказанное Вами осталось открытым вопросом, а незавершенное можно сколько угодно раз начинать с начала, хм, с нуля,- никогда не повторишь, всегда продолжая, разворачивая, пока не надоестъ, тут же имеешь дело даже не с «чем-то» законченным, которое можешь сколько угодно раз начинать с конца, продолжая, и никогда не продолжишь, повторяя, пока не усвоишь готового, которым пользуешься, начиная с нуля и т.д. Обычная для «кто» диалектика предмета и метода, диалектика «что» и «чем», как то: «что в чем», «чем что», «что по чем», «за чем что» и т.д., где сама диалектика в «как», мгновенна, как то: «как дам», «как по Волге речке» и т.д., и в речи все это черным по белому и не сказанное, и не виданное, сшитое белым по черному: ликом черен и прекрасен; и ты боишься его, боишься потерять мысль, в которой ты ему следуешь, повторяя, оборвать ее на полу-слове, и «чем» плотнее, тем яснее «что», тем яснее оно читателю приученному глазами видеть, чтобы ощутить, по дороге к ушам, в переживании, связь слов составленных из букв, «сказанное» здесь не свет, но – светопредставление, в котором уже нет нас, но есть мы, любой другой прикоснувшийся, переживание нас и делит, расцвечивая сказанное, рисуя на нем,« как» на полотне, чем привлекает внимание к структуре полотна, оттеняя его фактуру, «как» в магазине тканей, где его еще и приложишь к себе, проверяя не к лицу ли, такая, значит, себе литература, когда это полотно не плащаница, где уже сама жизнь рисует потом и кровью путь, который мы и рассматриваем, разворачивая, «как» самих себя, совершенно безотносительно тому, кто в нем, кланяемся пути, «как» судьбе, ползая на коленях один вперед другого «как» в церкви, такой себе маскарад наоборот, где все норовят влезть в один и тот же костюм , сложить в него «как» в мешок все свои грехи, отчего чувствуют, придя в себя, несказанное облегчение, свободное в себе место, собирая туда, чтобы было с «чем» опять прийти. Оно бы и ладно, оно даже чудно, красиво и слегка жутковато, да он вообще хорош, мой язык, когда его не трогаешь. В рот тебя. Как же было до того, как я тебя распустил. Только что не было ничего такого, а стал день, лета конец, лениво снующие под окном аборигены, стал я и все, что вокруг. Как прекрасен этот мир «сказанного», в котором мысль, завернутая в речь, заменяет собой смысл знания обреченным...
     
  11. lema

    lema
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    45
    Регистрация:
    30.04.06
    Сообщения:
    3.259
    Симпатии:
    41
    ..что  удивительней вcего для понимания в видимом, так это его поразительная ясность, все как на ладони: шумел камыш, деревья гнулись, типа: «ветер тучи собирает», также должно быть для нас и «сказанное», которое для понимания не менее поразительно, но уже как достоверность, почему для начала, чтобы как-то двинуться в размышлении о сказанном, нам следует отделить его от сказавшего, даже от сказанного нами, точно также, как мы не асcоциируем себя с нами видиHым, хотябы для того, чтобы избежать ненужной полемики, хм, которая и в переводе-то своем «воинствена», и в ней субъект ее пользуется в борьбе за смысл личностью как орудием, причем ранимым, когда же сказанное есть, на манер видимого, услышанное нами, то не станет и предмета спора Сократа, что вот, мол, ты дружок когда-то говорил, что справедливость eто то-то, а это не так, потому как сегодня ты не можешь этого повторить, и это все равно, чтобы утреннее небо было в точности вечерним. В силу нашего образования мы как-то дивно асcоциируем себя со сказанHым, совершенно не взирая на то, что в мире врядли найдется хотябы один способный дать отчет «сказанному», что лучше понимали ближе началу образования, образования цивилизации, о чем свидетельствует эта байка, прочитанная мною недавно по какой-то из ссылок ФФ, притча о Гомере, из «сказанного» которым и доныне черпают умное, что признавало и современное ему общество, однако посчитало проигравшим в пользу все равно как описанной добродетели, и примечателен  не сюжет, но – финал, где «умный» умирает от глупости, а добродетельного завалил порок,  без разницы имело место подобное или нет, здесь отношение рассказчика к лицам ассоциирующим себя со «сказанным», зачастую совершенно ниKчемными, почему, наверное, и ассоциирующиM, н-да, нет худа без добра, и если людям науки хватает ума как-то избегать подобного, более того, рано или поздно они, как и волхвы в хлеву, приносят дары человеку, возвращая, значит то, что раньше брали у него, то поэты и подобные им,- ищут оправдания своей амбициозности в метафизике, экзистенции и прочей ерунде.  Исходя из вышеизложенного, все то подстрекательское и провокационное, что нахожу в Вашем, Генрих, сообщении, как и сопутствующее любому издевательству низменное,- отношу исключительно на счет собственного слышания «сказанного», на счет своих внутренних разборок, да и где же еще, как не в нас самих происходит эта непрекращающаяся борьба...  где в представлении смысл представления, смысл образа,- «прилюдия» происходящего в «сказанном»,  врата, вот и у Вас, в небольшом, казалось бы, сообщении,  находим: волков бояться – в лес не ходить,- и это не приглашение нам войти - это приглашение выйти, в смысле: от ворот – поворот, дык, на то и ворота, чтобы было и там, и тут, и предстоит выйти из образа, лишаясь при этом  девственной ясности Акиндиныча и однозначности Шадрина, в замен на достаточно сомнительную двусмысленность положения при разделении пустого и полного, что до того находилось в смешении так, вроде бы это одно и тоже, что форма, что содержание, так мы и говорим: стакан водки; например, и где водка действительно имеет форму стакана, да и сам стакан имеет свое оправдание в предназначении, «однако» пустым стаканом не напьешься, и много водки не бывает, и не бывает ее в народе, в его речах, где  в устной приемствености сохранилась мудрость, на сегодня недоступная нам для понимания, которое приобретаем в вот этом «однако» , символизирующее собой уже научный подход к проблеме, когда вместе с нами из образа устраняется и привычная нам в обыденном непосредственная  ясность любования спокойной мудрости, ну, скажем,  качанием деревьев на ветру, чтобы обернуться нам значением происходящего в диалектике перехода пустого в порожнее в пограничном состоянии ожидания, и ясность при этом заменяется на: а почему, собственно; то есть на неясность, суть которой «яснее ясного»,-  сверх-мудрость, задача которой состоит в оправдании  мудрой непосредственности нашим сомнением, почему и положение это – сомнительное, а выход в никуда говорит о том, что мы застряли в дверях и это скорее именно наше состояние неустойчивого равновесия «на пороге», и где, чтобы не трахнуться мозгами от безответности на: почему, почему ветер дует;  было бы кому и что сказать, научая, что вот тут много, а там мало, что вот тут сильно, а там слабо, ну и оно, масса эта, туда сюда перемещается. На лицо двойственность, при полном ее бес-смыслии, и пусть эта речь лишь наукообразная, чтобы быть публичной по своему предназначению, но в ней просматривается различие построения, в котором мысль как бы независимо от смысла двигается в чередовании, не подневольно уму, в котором  перебираются  части целого, и в котором она сама без надобности, но каждое в ней – особенное и неповторимое, и независимость здесь – произвольность, кажущаяся  началом, свобода выбора, куда мысль должна вернуться в определении, но не очерчивая круг или объем понимания , из-за своей безначальности, она – подтверждение, в котором, при прежней поразительности, ясность  заменяется на достоверность,  опора опоры, подложенное и, если бы она была кем-то другим, другого рода, то она мога бы быть и субъектом ,имя которого  в речи, имя существительного,- определение. Немного дивно это все, но именно так мы сейчас понимаем все, «что угодно», и литературное произведение, и теорию прибавочной стоимости, да и если просто обратить внимание на то, что мы думаем о планете Земля, и нам покажется глупым, что вот, висит, болтается и на «З» называется, вроде и не на «чем» вовсе, ан нет, с научной точки зрения все так и положено, нам так и кажется, точно также нам кажется, что, например, мужчина - суть субъект, который двигает и вертит по-произволу историей, что своей, что всего мира,- плюньте через его, от вас левое, от него правое плечо, обязательно  взвизгнет какая-то му-за и зашипит  повелительно в ухо повелителю. Шутка...
     
  12. lema

    lema
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    45
    Регистрация:
    30.04.06
    Сообщения:
    3.259
    Симпатии:
    41
    Трудность, о которой я сказал, что ее нет,  то это так, например, как в детских играх, где сама трудность идеальна, когда ребенок, придя с улицы не приходит сразу в себя, но необычным образом передвигается по квартире, потому как совсем недавно, играя в войну, его ранила какая-то сволочь, и необходимо усилие, чтобы он пришел в себя с улицы, это всегдашняя трудность на грани позитивного и негативного, скажем, вот сейчас я испытываю трудность обратного характера, так как текст, который последует далее, написан  неделями раньше и я не совсем его понимаю, более того, он мне представляется глупым так, как давнишние мои поступки, которых сейчас хотелось бы избежать, но, с другой стороны, я хочу их избежать и по причине их совершения, когда они как факт биографии, и в следствии этого, ведь они и есть сама биография, для меня мною составленная из них в меня самого, причем когда я вижу в прошлом свое умное, то это означает, что сейчас я глуп, по причине умного, и мне совестно чужого, а наоборот,- то мне стыдно, и я не желаю светить собственной глупостью, и что позволено ребенку, не страдающего рефлексией, т.е. он знает кто он такой, что он – ребенок желающий по честному показать идею реально не существующую, то ни я, ни кто либо другой не знает сам себя, не то, чтобы истинно, но так, как мы знаем других, встречая впервые мы видим их черты лица так, как мы видим и себя в зеркале постоянно, но если себя постоянно меняющимся, то их раз и навсегда, за ними тянется как бы шлейф, то ли скрывающий, то ли их раскрывающий в нашем обычном смешении осознанного и осмысленного, наследные Будды половины своего королевства, в котором мы, значит, не-Будды, другая его половина, и у каждого за плечами то, о чем, может быть, мы узнаем в конце, а пока судим о себе по делам нашим, поэтапно, как и научили, что мы должны, ох-хо, вот и я должен, не по честному, и не желая того, показать, как реально не существующее, в виде любой другой системы, будь то семья, или общество, реально валят здесь и сейчас мальчиков, кого насмерть, а кто и не живым доживает, и только силой веры в несуществующее, а мы еще согласно киваем, что да-да, бандиты и наркоманы, враги и злодеи..н-да, «в Бога душу мать».. ..утвержденное мною в отрицание как негатив  только потому, что  «здесь и сейчас», для Вас,- место, место мышления для самого мышления,- суть категория отделения, абстракция, в которой мы обособляем то, чем обособлено, не что обособлено, но чем, как инструмент обособления, безотносительно обособленному, определяем определение, которое для вещи присутствует объективно, мы даем  границу границе, и трудности при этом никакой не испытываем , так как мы имеем дело не с самой границей, но с ее отражением, такая же вещь, только идеальная. Нынешние так и говорят, что идеальная вещь есть копия реальной, ее отражение, и отрицают при этом наличие нераздельных, абсолютно неизменных вещей. Отрицают. Как и в случае с трудностью, только наоборот, отрицая в натуре, тем самым утверждают в мышлении, утверждают то, что Вы, Генрих, подтвердили, когда взяли «сказанное» неизменным, раз взяли, то «сказанное» - вещь, раз взяли его как неизменное, то эта вещь - идеальное. Из всего сказанного напрашивается вывод, что «сказанное» служит определенным образом как идеально отраженное в языке реальное в качестве образа определения. Благодаря письму, в котором фиксируется устное, мы имеем налицо и идеальное, и реальное, а также и двойственность, в которой и образ, и образом сливаются в образное: Как на стекле двери террасы, когда спросонья, в начале дня,  в нем море смотрит на меня, и у него мои глаза, а взгляд немой, не из меня..Двойственность, как нам кажется, возникает по причине происхождения «сказанного», как внешний и внутренний голос, когда реальное вроде бы само говорит, пусть и не вслух, почему нам и кажется, что  мертвая тишина звенит, впрочем и внутренний голос реально слышат только лишь в болезненном состоянии, хотя вторят ему все,повторяя про себя, и что «затем» произносим, произносим повторяемое про себя вслух,уже именно как «сказанное», а если не говорим, то оно будет как сделанное, в котором смешивается в конкретное идеальное и реальное. Оно бы и ничего, но тут легкость перехода от «сейчас» к «затем» оборачивается трудностью возвращения, и если бы меня не держало «сказанное», то эта трудность оказалась бы непреодолимой, чему примеров не перечесть. Сказать по правде, то это возвращение ни к чему, то есть оно и не-зачем, и этого, что в-зади, его и нет вовсе, чтобы следовать за чем-то. Сделавший – суть  умерший делатель, конкретный пацан или начинающий философ,  ну хорошо, Хемингуэй и Солженицын, спортивный чемпион и мужчина за сорок, т.е.люди, что  на пределе противоречия доживают сделанным, в пределе конкретного обращенные к прошлому, ориентируясь на общее в достигнутом. Если следовать терминологии нынешних, «общее – категория, в которой фиксируется объективно существующее тождество между предметами, явлениями и процессами в границах конкретной качественной определенности». Нынешние в своем репертуаре, а если посмотреть на общее общего, а не на само-общее, то легко увидеть, что наука развивается на счет энтузиастов до тридцати и ученый, например, после тридцати только разрабатывает свои давнишние идеи, продавая их по тридцати за деньги, конвертируя серебро в золото, также в религии, также в политике, короче – в истории(я не читал торы, незачем, коль скоро я ее слышу), движимые «сказанным»  энтузиасты формируют своими действиями историю, пока не достигают, как им кажется, результата,  который они не видят, но зато слышат, превозносимую молвой,конкретизирующeй «сказанное» в идею, и оборачиваясь, на манер жены Лота, так вроде это ее уход произвел разрушение, попадают в туже историю в качестве ее столпов, как ее столпотворения.  При этом в самом определении, конкретно - в «самоопределении»,  идеально отражается реально «сказанное», и все философские поиски направлены на  «как что» или «как какое», чтобы с этим что, на роль которого в разное время претендовало я, воля, дух и т.д., с этим что «кто» мог реально преодолевать, как застарелую привычку, постоянно испытываемую  трудность.  Самоопределение, в котором нормальным образом разное смешано в отражении, засаживается в то, что...тут даже выразиться однозначно трудно, потому как то, что отразилось будет и тем и этим, и, вместе с тем, не будет ни тем, ни этим.  Причем  по условию отраженное не может быть реальной вещью, почему и слово, которое и видимо, и слышимо оказывается в пролете, больше того, как любая другая реальная вещь, слово изначально оказывается бессмысленным, приобретая его только в процессе жизнедеятельности самоопределившегося индивидума при опредмечивании и распредмечивании. Почему, наверное, и у Вас, Генрих, находим дальше «будет», «сказанное...будет», потому как в конкретном  - ощущение есть начало, но никак не само начало, потому как происходящее не имеет ни значения, ни смысла, и требуется усилие, чтобы начало стало началом после, с чем и нынешние согласны, признавая и «прерогативу чувственного», и то, что ощущение - «исходная ступеь познания», уже не говоря о сенсуалистах, которые ограничивают интеллект ощущением, интересно, что сенс в укр. переводится как смысл, почему, наверное, и вспомнились идеалисты, правда они говорят о ощущении во множественном числе, но это задним умом, как и со «сказанным», как и с началом, при осмыслении произошедшего, а если по честному, то в начале ощущение одно, единое, как степень в разности состояний  «после того» и «до того», по условию это обязательно, чтобы «после» было «до», состояния раздражения зафиксированное в нынешнем в его несоответствии обычному, которое может быть лучше-хуже, в зависимости от степени отклонения от состояния соответствия, но всегда как результат отрицания, равное проявленному как негатив, откуда и «нет худа...», где в «сказанном», на манер упомянутый выше, утверждается негативная сторона явления, и где лучшее есть как уменьшение худшего, как меньшее зло, хм, не знаю, может и похудевшее, но уж наверное, что «худа» здесь лучшее, а не худшее, в смысле: все, что делается  –  делается к лучшему.  Да и само употребление данного слова, как то художник, например, художественный, фиксирует  стремление индивида к совершенству, правда в укр. худоба уже переводится как скотина, только в этих совпадениях не следует искать общего, т.е. не следует языки конкретизировать в речь, потому как очевидно их происхождение от одного языка, старорусского, а не от конкретных пацанов  Шевченко и Пушкина живых «сказанным», языки  прежде всего представляют собой язык, и, если по смыслу, то укр. – суть позитивная его сторона, внешняя, потому как внутреннее стремление к совершенству, в этом мире, обязательно сопровождается внешним скотством, а смысл проявляется чувственностью, и вещь, которой в натуре нет, но все, о чем бы не шла речь,- есть вещь. Как бы то ни было, а здесь все по закону, по закону борьбы и единства противоположностей состояния несоответствия в ощущении, где состояние несоответствия мы сейчас понимаем в «самой обшей» форме как зло, единое в ощущении его противоположных сторон, явной и неявной, их неразрывной внутренней связи и соответствия друг другу, часто густо вот это соответствие и принимают за противоположное злу, как буд-то две стороны одного в своем соответствии могут дать что-то другое, напрочь отличное.
     
  13. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Сейчас начал читать книгу В. А. Чудинова
    Русские руны..и первая же фраза зацепила.."...Русская письменность существовала за 24 тысячелетия до свв. Кирилла и Мефодия.
    Священным языком волхвов были Руны Макоши.
    Язык мирян представлял собой Руны Рода. Эти последние дали начало и скандинавским рунам, и греческому письму, и латинице. Кириллица же представляет собой строй Рун Рода почти что без изменений..."
    По мере прочтения буду делиться своими мыслями.
     
  14. Budda

    Budda
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    3
    Регистрация:
    14.09.06
    Сообщения:
    474
    Симпатии:
    3
    Ворону

    Содержание книги подстать фамилии автора - Чудинов.
    Очень мне напоминает исторические исследования официальной украинской науки, заявившей, что от укров пошла есть вся человеческая цивилизация, чт Греческая цивилзация к примеру была содана хохлами, прибывшим морем, а Междуречье - так то, вообще было сплошь укры, по крайней мере оказывается все военноначальники были контрактниками из древней украины.
     
  15. Anonymous

    Anonymous
    Expand Collapse
    Guest

    Репутация:
    0
    Книга написана на совершенно научном уровне, без привязок и политизации...читать для себя одно удовольствие, хотя не уверен, что многое сразу поддается ясному пониманию, поэтому процесс чтения медленный, но увлекательный..
     
  16. Syntasy

    Syntasy
    Expand Collapse
    Пользователь

    Репутация:
    0
    Регистрация:
    18.03.09
    Сообщения:
    5
    Симпатии:
    0
    Очень приятно, что люди все чаще стали обращать внимание на грамоту написания текста на форумах! Невозможно смотреть на эти "сечас", "кросивый", "нещасный" и многое - многое другое. Конечно, все правила не знает никто, но, на мой взгляд, базовую грамотность должны знать все. Под "базовой" я понимаю курс средней школы.
    Спасибо Вам, за то, что Вы не равнодушны к самому минимуму человеческой образованности!
     
  17. Эрида

    Эрида
    Expand Collapse
    Известная личность

    Репутация:
    10
    Регистрация:
    11.08.11
    Сообщения:
    239
    Симпатии:
    10
    Вы можете издать книгу-опровержение.
     
Загрузка...